Почему священники не стригут бороду?

Предлагаем ознакомиться с темой: "почему священники не стригут бороду?", включая последние тенденции.

почему священники не стригут бороду

Длинные волосы у священнослужителей — это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества. Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой.
Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи. Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду. Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю — выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии. Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу «в круг». На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой — скуфьей.

С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо. Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: «Волос на голове они (священники — д.И.И.) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть» . Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в. эта практика была совершенно оставлена.

Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания. Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея. О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия — науки о нравственных качествах и обязанностях иереев.

Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности. Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, «маскируется».

И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) — это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке.

От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): «Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве» (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92)

диакон Иоанн Иванов

почему священники не стригут бороду

Эта традиция менялась от века от веку. В древнехристианской Церкви священнослужителей, носящих бороду, было очень мало. Мы даже встречаем в книгах описание внешности святитителя Василия Великого, где говорится, что на престол восходит очень странный, похожий на всклокоченную собаку, нестриженый епископ.

Тем не менее традиция носить бороду восходит к самому Христу. Есть предание, что Господь воспитывался в назорейской общине — ответвлении от иудейской религии. Назореи отличались тем, что не стригли волосы — ни бороды, ни головы. Этот образ был воспринят монашествующими в первые века христианства — в подражание Спасителю. 

Русь, когда принимала религию из Византии, восприняла церковный устав, изначально написанный для монахов. Вместе с уставом пришел к нам и обычай не стричь волосы — сначала этому правилу следовали только монашествующие, потом и священники.

Борода выделяет церковнослужителя среди остальных людей. Как священник могу сказать, что ношение бороды и длинных волос доставляет определенные неудобства, но, вместе с тем, приносит большую пользу. Какую? Тебя вседа идентифицируют как священника, смотрят на тебя как на Церковь Христову. Осознавая это, стараешься вести себя так, чтобы своим поведением не опозорить имя Божие.

Но не все священники носят бороды. Если вы видите священника без бороды, пусть это вас не смущает. Святитель Николай, к примеру, был аккуратно пострижен, у него даже было выбрито на голове специальное гуменцо, которое в то время было знаком принадлежности к священному сану.  

Фото о. Игоря Фомина: www.foma.ru

Фото в анонсе: peter.kolchin, orthphoto.net

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать, написав по адресу: [email protected] 

почему священники не стригут бороду

священник Святослав ШЕВЧЕНКО

Не зря завел этот разговор. За последнее время отпустил кустистую бороду и отрастил хвост волос. Мысли посещают постричься и подравняться. От такой копны волос подушка ночью становится мокрой, а расчесывать их с утра — это маленькая казнь. Но все-таки сомнения берут. И вот почему.

За одиннадцать с лишним лет как я в сане — у меня были разные прически. С самого начала диаконства отрастил волосы ниже лопаток. Ну, в моем тогдашнем понимании священнослужитель должен быть именно длинноволос и длиннобород. Я видел это в образах святых, изображения которых вошли в иконописный канон от очевидцев, которые видели их при жизни. Видел на фотографиях и видео у современных подвижников благочестия, которых мы почитаем духоносными старцами.

Откровенно признаюсь, что еще будучи мирянином встречал батюшек по бороде. Дескать, если коротко стриженный и с щетиной на подбородке — неопытный священник, не нюхавший практики выпускник семинарии. Конечно, с воцерковлением это прошло. Но я понял, что в длинных волосах и бороде у духовенства что-то есть.

Вспоминаю один случай, после которого начал про себя величать епархиального архиерея — личным стилистом. Речь о легендарном архиепископе Гаврииле (Стеблюченко), который обучал нас, клириков, искусству смирения и послушания. Однажды на службе он мне сказал, дескать, дьякон, а для чего ты отрастил такой собачий хвост? Думаю, он пытался избавить меня от тщеславия и прочего самомнения. Благословение получено — пошел в парикмахерскую.

На мое горе парикмахер попалась молодая и мое «немножко укоротить» — поняла по-своему. Она обкорнала меня так, что я перед зеркалом чуть не плакал. Короче говоря, постригла с неровностями. Пришлось идти в другую парикмахерскую к более профессиональным специалистам. В результате, у меня на голове осталась довольно короткая современная прическа, которую я про себя обозначил «назло архиерею».

Вы знаете, я почувствовал будто стал как голый. Чуть позже увидел бонусы в моем новом обличии. Извините, но стал при удобном случае без зазрения совести бегать в магазин за пивом и за чем покрепче. Ведь по сути я перестал отличаться от прочих российских граждан. Вдруг почувствовал себя модным парнем с «плевком» на подбородке и гламурными усиками. Знаете почему почувствовал? Стал ловить на себе оценивающие женские взгляды.

«Ну, все — прощай неофитство», — решил я. Мне захотелось по-современнее одеваться, поскольку постоянно ходить в подряснике мне разонравилось. Появилась жажда нецерковной жизни, которая, казалось, проходила мимо меня. Но все-таки время от времени ловил себя на совестливой мысли, что все происходящее со мной — это регресс.

Нет, я не хочу сказать, что все коротковолосые и короткобородые священники — они бездуховные. У некоторых достойных пастырей борода просто не растет. И длинная борода — это совсем не показатель духовности. Мне знакомы случаи современных младостарцев с бородищами-лопатами до пояса.

Я даже провел небольшой соцопрос в социальных сетях, чтобы выяснить как относятся миряне к длине волос и бороды священника. Акцентирую внимание на том, что опрос проводился в сообществах с православной аудиторией. В нем поучаствовало более 700 человек, которые должны были ответить на вопрос: «Какой внешний вид священника более располагает вас к доверительной беседе?».

Самым популярным был ответ: «Для меня не имеет значения длина волос и бороды священника» — 80%. Вторым по рейтингу оказался вопрос: «Если у священника длинные волосы и солидная борода» — почти 13%. На третьей строчке топ-опроса: «Если у священника короткая прическа и подстриженная борода» — 7%. Можно с большой вероятностью предположить, что последний пункт — был протестным голосованием и проявлением чувства юмора. Хотя может быть кто-то подразумевал под этим вопросом — опрятность.

Другими словами, наши верующие не встречают батюшек по бородам. И это правильно. Но только бы не скатилось у нас все до уровня католических священников, которые, вообще, служат босолицыми. А потому самых симпатичных из них  приглашают сниматься для модного гламурного календаря «Calendario Romano». Апостасия?

35 5

Православные бородачи рассказали о том, почему они категорически не бреются, какие выгоды предоставляет им борода и с какими трудностями приходится иметь дело.

«Апостольские постановления» в книге первой говорят: «Не должно… на бороде портить волосы и изменять образ человека вопреки природе. Не обнажайте бород ваших».

Стоглавый Собор 1551 года – решения которого, впрочем, спустя век на Большом Московском Церковном Соборе были названы написанными с «простотою и невежеством» – строго запретил пострижение бороды. Тем, кто ослушался, полагалась суровая кара: «Аще кто браду бреет и преставится тако, не достоит над ним служите, ни сорокоустия по нем пети, ни просвиры, ни свещи по нем в церковь принести».

Причиной смерти Святых Виленских мучеников XIV века Антония, Иоанна и Евстафия стал отказ обрить свои бороды. Для святых, которые воспринимали человека как образ и подобие Божие, было немыслимо отступить от него.

В конце концов, борода стала пусть и не главной, но одной из причин раскола церквей на Восточную и Западную. Одним из обвинений, которые выдвинули православные греки католикам-латинянам было брадобритие: «И не желают они обратить внимание на Писание, которое говорит: «да не бреете брад ваших» (Лев.19, 27), как и совсем не хотят признать, что лишь женам благопристойно этот вид при творении устроил Бог».

Борода в двадцать первом веке – это дань православной традиции, рабочая необходимость или утилитарная мода?

Иеродиакон Феодорит (Сеньчуков)

врач-реаниматолог:

почему священники не стригут бороду

– Мужчина вообще должен быть с бородой. Бритые мужчины возникли в языческом мире вместе с появлением гомосексуальных традиций в древнем Риме. Кроме того, безбородыми стало удобно быть воинам – чтобы их не схватили за бороду.

Православный человек – человек мирный, он готов защищать отечество, но это не профессиональная его принадлежность. Обязательно должны быть бородаты священнослужители, монахи и, как правило, носят бороды и миряне.

В Лавре Саввы Освященного действовало правило: туда не принимали безбородых. Делали это, кстати, из тех же самых соображений – чтобы как можно дальше дистанцироваться от ассоциаций с гомосексуальностью.

В Лавре жили в кельях, уединенно: безбородых не допускали, чтобы не возникало каких-то греховных подозрений и желаний. Борода была маркированием себя как людей нормальных. Если у послушника не росла борода, его отправляли в Лавру Феодосия Великого – там жили общежитием, все у всех на виду, совершать что-то греховное на людях было сложнее.

Специального канона про ношение бороды нет. Это традиция. Понятно, что в более поздние времена появились другие традиции. Петр Первый поощрял брадобритие, но все это было нам чуждое, взятое с Запада. Я не очень большой русофил, но бритые подбородки – это не православная традиция.

Если посмотреть, во всех православных странах люди носят бороды. В зависимости от того, насколько тесно страна в разные исторические эпохи контактировала с Западом, бород может быть меньше или больше, но они есть всегда.

Лично я не брил бороду никогда – кроме момента обучения на военной кафедре и военных сборов. Отпустил бороду сразу, как только закончил школу. В разные времена она имела разную форму. В молодости, когда я был мирянином, борода была небольшого размера, это была этакая эспаньолка, а, когда стал более воцерковлен, борода выросла большая, окладистая.

Говоря совсем откровенно, форму бороды я поменял, когда у меня умерла жена. Пока супруга была жива, я много занимался наукой и носил такую бороду, которая была более приемлема для той среды, где я тогда общался.

Потом я остался один. Возникли мысли о монашестве, заботы о карьере и науке стали волновать меньше. Сейчас ношу такую бороду, какая соответствует монашескому сану – монаху нельзя ни бриться, ни стричься.

Есть ли неудобства от бороды? Есть такой анекдот: бородатого человека спросили, куда он кладет бороду, когда спит – под одеяло или на одеяло. После этого вопроса спать человек перестал – так крепко задумался. В работе не мешает, а в жизни даже удобней – не надо тратить времени на бритье.

Даже если по каким-то причинам бороду придется сбрить, отпущу ее вновь при первой же возможности. Без нее – это как голым на улицу выйти: наверное, можно, но неловко и неудобно.

Максим Исаев

доктор юридических наук, профессор кафедры конституционного права МГИМО:

– Ношу бороду с 2004 года. Ходить с ней стал после того, как защитил докторскую. Можно сказать, что специфика моей работы способствовала появлению бороды.

Женщинам борода не нравится – легкомысленные они! Борода для православного мужчины – это определенное достоинство и смысл его мироощущения. Будучи с бородой, он принимает на себя определенные обязательства – в первую очередь, соответствовать образу Господа Бога нашего, ведь Господь же создал нас по своему образу. И если посмотрим иконографию, то Господь наш Иисус Христос везде изображен с бородой. Поэтому, надо стремиться к тому, чтобы Ему соответствовать.

Можно вспомнить многие исторические примеры, когда православные люди оказывались в неволе, были понуждаемыми к басурманскому образу жизни, но, тем не менее, оставались православными. И борода в данном случае – это часть традиции православия. Даже не представлю себе митрополита, извините, с босой рожей – ни у нас, ни у греков. Это возможно у католиков и протестантов, но там другие традиции.

В нашем климате борода может быть очень даже полезна – согревает в морозы. Единственный минус – долго расчесывается по утрам.

Владимир Лавров

доктор исторических наук, профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, главный научный сотрудник Института российской истории РАН:

почему священники не стригут бороду

– К концу советской эпохи ношение бороды не приветствовалось, но и не запрещалось. Социализму свойственно стремление к усредненности, одинаковости. И бородачи как-то выбивались из общих рядов строителей коммунизма. Если же борода была окладистая, то она могла свидетельствовать о вере. А верующему не дозволялось быть учителем, офицером и так далее.

Я отпустил бородку, будучи еще некрещеным. Просто кожа слишком раздражалась после бритья. В КПСС занять выгодную должность не рвался. Но коммунисты нередко спрашивали о профессии. И затем выносили вердикт: «Ну, историку можно».

После осознанного крещения, в процессе воцерковления и осознания себя русским стала возникать внутренняя потребность в окладистой бороде. Однако отпустил ее только несколько лет назад – в связи с расставанием с любимой женщиной.

Надеялся, что такая борода поможет преодолеть внутренние страсти и укрепиться в русской православной вере. В некоторой степени она, конечно, помогла, но не более того… Борода уже окладистая и седая, но страсти в сердце и не думают стихать. Хотя, с бородой стыднее…

Александр Басалаев, фотограф, журналист:

– Свою бороду я ни разу не сбривал с 1980 года. За это время она была короткая, средняя, длинная, была и такая, что дорастала буквально до пупа. Я говорю в шутку, что моя борода благополучно прожила от московской Олимпиады-80 до сочинской олимпиады.

Появилась борода так: я отслужил в армии, поступил в институт, и вот мы, группа студентов, решили к Новому году отпустить бороды. После Нового года все сбрили, а я нет.

Борода появилась раньше, чем я крестился, и напрямую с православием не связана. Но родился-то я в православной стране! По обе стороны моих родителей в предках казаки. По матери дед, его фамилия была Мордюков, бороду не носил – он воевал, потом работал на руководящих должностях, ему было не положено.

А вот по отцу – Басалаев, он всегда был с бородой. Предки по отцовской линии были из казаков, которые еще с Ермаком покоряли Сибирь. Остались фотографии деда. Может быть, моя борода как-то связана с этими фотографиями – точно я ответить себе не могу.

Вот сейчас пришел мой сын из армии и тоже отпустил бородку, такую молодежную, современную. Я через него пытался понять. Спрашивал: зачем тебе борода, почему носишь? Но и он тоже не смог до конца объяснить. Борода – это что-то подкорковое, передающееся по семейной традиции.

Борода не значит, что я хочу создать себе имидж православного. По работе я часто снимаю в храмах и вижу, что священники иногда посматривают – не у всех же священников растет борода – и вот они посматривают, не то, что с завистью, нет, а оценивающе.

Однажды в Кремле я снимал встречу президента с особой королевских кровей. Дело было сразу после трагедии 11 сентября. И вот тогда редактор мне порекомендовал: перед походом в Кремль сделать бороду из длинной в короткую.

А еще чеченцы иногда спрашивают: тебя на улице не останавливают? И я могу сказать честно: из-за бороды меня не останавливали ни разу. А если и останавливали, то не борода была виновата, а находились другие предлоги. И со времен Советского Союза ничего плохого в адрес своей бороды я не слышал.

почему священники не стригут бороду

Ни жена, ни дети меня не видели без бороды, поэтому и сравнивать не могут. А еще меня приглашали позировать в школу Андрияки, рисовали портреты. Один из них назывался: «Мужик в красной рубахе Саша Басалаев».

Оценка 5 проголосовавших: 1
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here