Мужичок с ноготок борода с локоток

Предлагаем ознакомиться с темой: "мужичок с ноготок борода с локоток", включая последние тенденции.

ЧЕЛОВЕК — Рыбам вода, птицам воздух, а человеку вся земля. В мире, что в море. В мире, что в омуте: ни дна, ни покрышки. Мир во зле (во лжи) лежит. Мир в суетах, человек во грехах. Бог что захочет, человек что сможет. Все мы люди, все человеки. Что ни… …   В.И. Даль. Пословицы русского народа

с версту коломенскую — вырасти, вымахать, вытянуться Имеется в виду, что лицо (Х) стало выше ростом настолько, что это сильно бросается в глаза, очень заметно. ✦ X вырос с версту коломенскую. Обычно с глаголами в прош. вр. В роли обст. Мне все постоянно говорили, что я …   Фразеологический словарь русского языка

Дварф — Гномы Гномы вымышленные существа из германского и скандинавского фольклора, человекоподобные карлики, живущие под землей. В разных мифологиях присутствуют под названиями «цверги», «дворфы», «карлики», краснолюды (польск.), «свартальвы» (тёмные… …   Википедия

Дворф — Гномы Гномы вымышленные существа из германского и скандинавского фольклора, человекоподобные карлики, живущие под землей. В разных мифологиях присутствуют под названиями «цверги», «дворфы», «карлики», краснолюды (польск.), «свартальвы» (тёмные… …   Википедия

Цверг — Гномы Гномы вымышленные существа из германского и скандинавского фольклора, человекоподобные карлики, живущие под землей. В разных мифологиях присутствуют под названиями «цверги», «дворфы», «карлики», краснолюды (польск.), «свартальвы» (тёмные… …   Википедия

Румынская мифология — В Википедии есть портал «Мифология» Эта статья посв …   Википедия

ПУШКАЙТС — Пушайтс (Puschaits, Puschaitis, Puschkayts, Puschkaitus), в прусской мифологии божество, связанное с землёй и находящееся под священной бузиной (в описании ритуалов древней Судавии, 1547). Согласно «Хронике» Бреткунаса (кон. 16 в.), П. божество,… …   Энциклопедия мифологии

За сто третьей тропинкой, девяностой травинкой, в такой глухомани, что ни в сказке сказать, ни пером описать, жил да был Мужичок-с-ноготок, борода с локоток. Спал в избушке “Заячьи ушки”, а день проводил на опушке, копался в своем огородике.

И вот, однажды, выросло вдруг у него среди моркови да петрушки чудо чудное, диво дивное — цветок Ноготь-Коготь: ствол в три обхвата, что ни листок, то лопата.

— Лопаты нужны! — сказал Мужичок и стал выдирать его из земли. А тот не выдирается, царапается да кусается.

— Ну, сорняк! — рассердился Мужичок, — я тебе сейчас покажу! — И хотел в избушку за топором бежать, а Ноготь-Коготь ему и говорит:

— Погоди, не руби, дяденька, я тебе добрую службу сослужу!

— Какую такую службу?

— Помогу счастье найти. — Почесал Мужичок бороду, задумался.

— А далеко оно, счастье-то? — спрашивает.

— Нет, близехонько: за седьмым поворотом, за черным болотом, у Горыныча под носом, есть еще вопросы?

— Ну, что ж, — говорит Мужичок, — я, правда, туда никогда не захаживал, а теперь, видно, время пришло. Пойдем. Но если обманешь, в клочья изрублю, на тычинки и пестики! Собрались они в путь-дорогу.

Ноготь-Коготь из грядки сам вылез, молодец молодцом, взял землицу, насыпал в тряпицу, завернул и пошел, куда корни ведут. Мужичок котомку на плечо и следом.

Вот уже семь поворотов минуло, устали, сели отдохнуть. Глядь, сорока летит, на весь лес тарахтит:

— Беда! Беда! Змей Горыныч царевну украл, посадил в подвал, всех спасителей съел, теперь не у дел. А царь наш батюшка издал указ: кто сейчас выроет подземный ход и царевну спасет, тому оно с полцарством и козой Лизаветой достанется!

— Не в царевнах счастье, — сказал Мужичок-с-ноготок, — а вот от козы не отказался бы. В хозяйстве пригодится.

Прошли они черное болото и видят: на холме крепость стоит, неприступный вид, а рядом — Горыныч; как мост над рекой простерся, одной лапой в небо уперся, три глаза спят, три насквозь мир свербят.

— Ну, что ж! — говорит Мужичок Ногтю-Когтю, — ты подземный ход рой, а я его отвлекать буду. Как-нибудь да справимся.

Ноготь-Коготь тотчас об землю ударился, расступилась земля, он и пропал, будто и не был, и место ровнехонько.

— Чудеса! — сказал Мужичок-с-ноготок, выломал потолще палку и пошел на Змея Горыныча. А тот остальные три глаза открыл и на него смотрит.

— Эй, русский дух! — говорит, — не гляди, что я только что завтракал, сейчас как пообедаю!

— Это можно, — сказал Мужичок, — и я тоже проголодался. — Положил палку, вытащил платок, расстелил и давай выкладывать из котомки огурчики соленые, картошечку, петрушку да укроп. У Змея слюнки потекли.

— Эй, дед, — говорит, — прими в компанию.

— И это можно, — ответил Мужичок, — присаживайся. — Поел Змей, выпил, расчувствовался.

— Тебе хорошо, — говорит, ты ходишь, где хочешь, сам себе голова, а я тут сиди да сторожи эту царевну. Думал, весело будет, да никто ее больше у меня не отбивает. Скукотища. Того и гляди, старушкой станет, что я тогда с ней делать буду?

— Да брось ты ее! — предложил Мужичок-с-ноготок, — пошли лучше ко мне в гости. Я тебе гусли-самогуды покажу и еще лучше попотчую. — Почесал Змей все три головы, задумался.

— А далеко живешь-то? — спрашивает.

— Нет, близехонько: за черным болотом, за седьмым поворотом, у себя под носом, еще есть вопросы?

— Я, — говорит Змей Горыныч, — правда, туда никогда не залетывал, а теперь, видно время пришло. Садись на спину да отправимся.

— А можно, и мы с вами? — раздались голоса. Смотрят Мужичок со Змеем Горынычем, к ним навстречу царевна несется, вся в земле выпачканная, за собой козу Лизавету тащит, а за ними Ноготь-Коготь с царевниным приданым.

— Я сама, — кричит царевна, — из подвала сбежала! Я тоже в гости хочу!

Крякнули Змей Горыныч с Мужичком-с-ноготок, но ничего не сказали. Устроились все на широкой горынычевой спине, взмыл он в синее небо, и полетели к Мужичку чай пить с баранками и душистым медом. Пьют и нахваливают.

Вышел Мужичок во двор полешек взять, в печку подбросить и вдруг как хлопнет себя по лбу.

— А где счастье-то?! — вскричал. — Неужто Ноготь-Коготь обманул!

А счастье, вон оно, на заборе сидит, ногами дрыгает. — Дурень! — говорит, — я все время с тобой, а ты и не заметил!

©

Сказка, сказка, – да я-то не в те времена родился, а чуть попозже. Только однажды пошел я к теще и нашел у нее мешок, полный сказок. Понес домой, да упустил. Развязался мешок, и с тех пор разлетелись сказки по свету. Я тоже одну запомнил и вам ее расскажу.

Жил-был мужик, и было у него два сына. Да вот жена зачала и родила ему еще третьего, а он был так беден, что не на что было крестины справить.

Проходил мимо бог и святой Петр. Крестил ему бог сына, и стал мальчик вещим.

После мальчика родилась у них дочь, и была она так прекрасна, что солнце перед нею меркло. Велели ей носить обед на пашню. Несла однажды девушка еду, увидел ее дракон и поклялся во что бы то ни стало похитить. А божий крестник был вещим и сказал сестре, что протянет плугом борозду от кухни до самой пашни, чтоб ходила она к братьям только по борозде. Но и дракон сразу узнал, что замыслил божий крестник, и протянул борозду от кухни к своему дому. Вот и понесла девушка обед прямо в замок дракона.

Ждали ее братья, ждали – нет и нет!

– Эх, мать моя, пойду я сестру искать, похитил ее дракон, – сказал крестник божий.

Сковал он себе у цыгана ядро железное, чтобы проводником служило: бросал его вперед, а сам шел следом.

Дошел крестник божий до какого-то дерева. Сел под ним отдохнуть немного и вдруг слышит сверху:

– Боже, боже, хоть бы скорее матушка вернулась, а то он меня сейчас съест.

– Кто это там говорит?

Залез он на дерево и видит трех птенцов.

– Деточки, а где тот дракон, который вас съесть хочет?

– Вот здесь, в колодце.

– Много птенцов он до сих пор съел?

– Двадцать четыре.

– Ладно, я вас спасу.

Забрался он на самую вершину и сел рядом с птенцами. Только дракон вытянул голову, чтобы схватить птенца, а он ее мечом и отсек. Протянул дракон вторую голову, а он и вторую отсек. Так что птенцы от радости и не знали, как его отблагодарить. Говорит один:

– Сколько нас братьев было, всех он съел, только мы трое и уцелели. Как прилетит мама, она на радостях тебя проглотит. Спрячься под моим крылом.

Залез он под крыло и спрятался. Вот раздался страшный вой, это возвращалась птица, а была она матерью ветра.

– Милые мои, не съел он вас?

– Крестник божий нас спас.

– Где он, проглочу его на радостях.

– Прошу тебя, мама, если проглотишь его, чтоб потом опять выпустила на волю.

– А где он?

– Пошел на восток.

Помчалась она с воем на восток, а птенцы говорят божьему крестнику:

– Пока мама долетит до востока, авось пройдет у нее пыл и не проглотит тебя.

Вернулась птица.

– Нет его там, птенцы мои.

– Вот он.

Птица его раз – и проглотила. А когда выпустила на волю, стал он таким красавцем, что все вокруг осветил своей красотой.

– Чем отплатить тебе за добро, которое ты мне сделал, детей спасая? – спросила птица.

– Скажи мне, куда дракон сестру мою дел.

– И не видела я, и не слышала.

– Иначе не отблагодаришь меня.

– Дай-ка я свистну, позову сына моего, Ветра с востока.

Свистнула она, и явился человек: сам с ноготок, борода с локоток, верхом на зайце хромом. Говорит ему птица:

Мужичок-с-ноготок,
Борода-с-локоток,
Что скачешь верхом
На зайце хромом,

где живет змей, что девицу похитил, сестру крестника божьего?

– И не видел я, и не слышал. Может брат мой Ветер с юга знает?

Свистнул он разок, явился еще один человек: роста высокого, губы толстые, а сам слепой. Но стоило ему подуть, на краю света слышно было.

– Не видал ли ты, не слыхал ли ты, где живет змей, что девицу похитил, сестру крестника божьего?

– И не видел, и не слышал.

– Что нам делать? – спрашивает птица.

– А может знают наши братья с другой стороны

– Эти далеко отсюда. Долго до них добираться. Вот тебе волосок с моей головы да вот волосок из его бороды, возьми и ступай, парень, в путь-дорогу. Коль случится нужда какая, сложи волоски втрое и свистни, мы придем тебе на помощь…

Взял он волоски и пошел. Дошел до леса и в самой чаще набрел на такой дым, что чуть не задохнулся. Подошел поближе и разглядел сквозь дым мать дракона: это ей очень жарко стало, невмоготу прямо, так она шерсть на ногах обжигала.

– День добрый, тетушка.

– Здравствуй, витязь. Куда путь держишь?

– Ищу драконов замок, тетушка.

– И-и, парень! Долго тебе идти придется, пока дойдешь, и лишишься ты жизни, коли близко подойдешь.

– Прошу тебя, тетушка, укажи мне только дорогу, а я не боюсь… дойду.

– Я дороги не знаю, милый мой.

Пошел он дальше и вдруг слышит – кто-то кричит:

– Ай-ай, ай-ай, я страшно есть хочу!

Подошел парень поближе.

– Что бы это могло быть?

Глядит: сидит человек на земле, поджав по-турецки ноги.

– Чего ты стонешь, баде?

– С девяти полей собрал я урожай, из него хлеб испек, съел до крошки, а все еще голоден.

– Пойдем со мной.

– Пойдем.

Идут они дальше и вдруг слышат голос человеческий:

– Страшно я пить хочу.

– День добрый, человече! Отчего ты пить хочешь? Неужели воды не найдешь, чтобы напиться?

– Сколько прудов было в этом лесу, я все осушил, а все еще пить хочу.

Пошли они дальше втроем и вскоре добрались до другого леса. Слышат – под кустом кто-то возится. Кто бы это мог быть? А это был губастый Ветер с юга.

– День добрый, ветер, чего ты здесь делаешь?

– Креплюсь, чтобы не подуть, хочу комара прихлопнуть. Да так прихлопнуть, чтоб кожа на нем не лопнула,

– А где же комар, я его не вижу.

– Вон, под солнцем.

– Брось, пойдем лучше со мной.

– Нет уж. Я пойду за комаром, а вы ступайте вперед.

Пошли они дальше и дошли до драконова замка. Дракон был на охоте, а девушка сидела на крыльце.

– Добрый день, сестра моя.

– Сказал мне дракон, что ты придешь. Но вернись лучше, он тебя погубит.

– Не боюсь я его.

– Он сейчас вернется с охоты.

Вернулся змей.

– Добро пожаловать, крестник божий.

– Здравствуй, дракон-собака.

– Давай биться!

– Давай!

Бились они три дня и три ночи, и никто одолеть не мог: не поддавался ни дракон, ни крестник божий.

Подул крестник божий на волосы, примчались Ветер с востока и Ветер с юга, сложили оба ветра губы втрое и как подули – пополам дракона разорвали. Одна половина с одной головой замертво упала, а вторая, с двумя головами, удрала. Дракон-то был о трех головах. Стал крестник божий просить Мужичка-с-ноготок добить дракона.

– Ничем не могу тебе помочь… Теперь выкручивайся сам, как знаешь.

Взял крестник божий сестру свою и пошел. Дошел до двора царского, а добраться до царя никак не может – доступа нет. Стал он обходить дворец и набрел на озеро. А на берегу трое мальчишек дерутся – никак кушму, кнут и шило не поделят.

– Отчего вы деретесь, ребята?

– Вот это досталось нам в наследство от отца, а мы; никак поделить не можем.

– А зачем вам все это?

– Тот, кто кушму наденет, станет невидимкой, тот, кто кнутом ударит, влетит во дворец царский, тот, кто скажет: “шило-шильце”, мигом очутится на стеклянной горе.

– А что там есть на стеклянной горе, зачем вам туда захотелось?.

– На стеклянной горе царь дочь свою прячет.

– А почему он ее там прячет?

– Чтоб дракон не украл.

– И до каких пор так будет?

– Пока не сыщется такой добрый молодец, чтоб дракона убил. Тому, кто дракона убьет, царь дочь свою отдаст.

– Мэй, ребята, поделю я вам вещи по справедливости: полезайте все в озеро, а я их брошу на дно, и кто что поймает, тем и владеть будет.

Полезли мальчики в озеро, а он, хитрец, взял вещи в руки, ударил кнутом и взлетел на гору, во дворец царский.

Царский дворец был так прекрасен, что и в сказке не рассказать. Сам царь – старик сидел во дворе и трубку посасывал.

– День добрый, государь!

– Здравствуй, добрый молодец. Силен ты, должно быть, коли до меня добрался.

– Верно, государь, Пришел я дракона убить и дочь твою выручить.

– Дракон ко мне не скоро явится. Но ходят слухи, будто он прячется неподалеку, в озере, и по ночам пытается взобраться на стеклянную гору, царевну украсть.

– Так прощай, государь.

– Счастливого пути, добрый молодец.

– Пойду дракона искать. Коли убью его, отдашь мне дочь?

– Отдам.

Дошел он до озера, где с мальчишками повстречался. Надел кушму на голову, стал невидимкой и спрятался в кустах. А на озере плыло дном кверху корыто. В полночь раздается там страшный шум. Это был купол ада. Вот примчался Скараоский, сел на корыто верхом. Свистнул, что есть мочи, и явились два хромых черта. Спрашивает их Скараоский, какие дела за сутки сделали.

– Я встретил трех мальчишек, которые чуть было не поубивали друг друга. Жаль очень, что подошел крестник божий и отнял у них…

– А ты?

– Я повстречался с Южным ветром, а он разорвал пополам дракона трехглавого и одна половина умерла.

– Ничего вы путного не сделали. Вот я вас научу, как дело делать. Чуть в стороне от этого озера спрятан большой клад. Клад этот принадлежит одному старику, а старик умрет будущей ночью. Ступайте и откопайте деньги.

– А коли их возьмет кто другой, божьей силой наделенный?

– Никто приблизиться не сможет, коли мы клад украдем или только руку на него положим.

– Никто, никто на свете не сможет?

– Нет, один сможет… Вот как. Коли нагрянет крестник божий до того, как вы клад заберете, и принесет с собой воду от своего крещения и брызнет на нас – ошпарит и деньги заберет.

А тот все слышит. Встал он на рассвете и побежал домой. Очень уж ему денег захотелось. Дошел и говорит:

– Мама, где та вода, которой меня крестили?

Пошла мать в церковь, принесла ему воду и вернулся он назад. Вот и место, где клад зарыт. Все черти там собрались. Подошел он к ним и стал кропить. Кричат черти:

– Смилуйся, крестник божий, что хочешь проси, только не жги нас.

– Коли приведете ко мне удравшего дракона, отпущу вас.

– Ладно, сейчас его приведем. Только живым вряд ли сможем доставить.

– Мертвого не хочу, живьем приведите.

Взялись черти, а была их тьма-тьмущая, соорудили железный бочонок, чтоб дракона в него посадить, и пошли за драконом. Принесли его, а он был так тяжел, что только чертям под силу было поднять.

– Кладите сюда!

Ударил крестник божий кнутом и поднялся во дворец вместе с бочонком.

Царь спрашивает:

– Что у тебя там?

– Здесь вся моя сила, государь… Покажи мне царевну или я бочку откупорю.

Царь было перепугался, а потом (хитрый он был) привел дочь показать парню. А как царь взбирался на стеклянную гору, никто не знал, была у него страшная сила, никому не ведомая. Увидел парень царевну и одурел, так она ему полюбилась. Да, простите пожалуйста, и он ей по сердцу пришелся.

– Добрый молодец, женишься ты на моей дочери, только скажи, как ты силу свою на волю выпускаешь.

А парень от любви к царевне совсем разум потерял.

– Государь, обманул я тебя, здесь дракон спрятан.

Отбежал царь в сторону:

– Убей его, витязь, не то он сейчас бочку сломает. Я его поймал однажды, так он из бочки вырвался.

От радости, что женится на царевне, стал парень дракона приканчивать. Обмазал ему голову смолой, и дракон так сильно закричал, что царский дворец зашатался. Умер дракон, и пошел из него такой дым густой и такой дух тяжелый, что витязь свалился без чувств. Царь обрадовался, положил его в бочку и скатил с горы, а дочь свою взял и снова на стеклянной горе спрятал. Очнулся бедный витязь, а шило-то в царском дворце осталось… Что тут делать? Стал он бить, что есть мочи по бочонку, а разбить не может. Тогда подул он на волосок из бороды Мужичка-с-ноготок и тот прискакал на хромом зайце.

– Выручи меня.

Ударил заяц ногой и разбил бочонок. Вышел витязь на волю, а Мужичок-с-ноготок ему говорит:

– Еще один раз можешь меня позвать на помощь, а больше не зови. Должен я тебя выручить только три раза.

Ударил витязь кнутом и явился к царю… А царь притворился, будто ничего не помнит и не хочет ему дочь отдать.

– Дам я тебе дочь, коли ты поднимешься на Цветочную гору и принесешь мне цветок из самой середины сада.

Пустился крестник божий в путь-дорогу. Шел, шел, целый год прошел. Дошел до Цветочной горы, а кто ее караулит? Мужичок-с-ноготок.

– Ну, добрый молодец, ты и сюда ко мне пришел?

– Пришел. Обещал ты меня еще раз выручить. Дай мне цветок из середины сада.

Тот ему дал. И так благоухал цветок, что голова кружилась. Вернулся витязь к царю и отдает ему цветок.

– Сделай еще одно дело, и я отдам тебе дочь. Зажарю я стадо коров, и, коли ты их съешь за ночь, получишь царевну.

Так и сделали, как царь повелел. Позвал крестник божий своего вечно голодного побратима и тот все за ночь съел. И не только насытился, а до утра лопнул. Но с такой он жадностью ел, что и столбы у амбара обглодал. Подивился царь такой силе.

– Коли выпьешь ты целый колодец воды, отдам тебе дочь.

Позвал витязь второго побратима, того, что никак напиться не мог, и тот выпил колодец, но тоже лопнул.

За царским дворцом стоял лес дремучий.

– Коли подуешь ты разок у опушки моего леса и все комары соберутся у дверей дворца моего, отдам тебе дочь.

Позвал витязь Ветер с юга. Сложил тот губы вчетверо и как подул – все комары слетелись. Испугался царь – так много их было и так сильно они гудели…

– Велика твоя сила! Вели комарам, пусть уберутся отсюда.

– Не велю, пока мне дочь не отдашь.

Стал его царь обхаживать и обманул. Велел витязь ветру подуть обратно, и все комары улетели.

– Отдам я тебе дочь, коли поднимешься на гору стеклянную и сам ее возьмешь.

– Я здесь шило оставил.

– А я его не видел.

Думал витязь, думал три дня и три ночи: что теперь делать? И надумал снова позвать Ветер с юга. И сказал ему ветер:

– Вот что, еще раз сослужу тебе службу. Заберусь на крыльцо дворца царского и стану дуть.

Подул Ветер с юга, дворец зашатался, чуть не обрушился.

– Государь, отдай мне дочь, и ветер дуть перестанет.

– Пусть лучше дворец обрушится, а дочери я тебе не отдам.

Говорит витязь ветру:

– Стань перед самой дверью и дуй прямо в покои.

Сложил ветер губы вчетверо и принялся дуть еще пуще. Царь отскакивал от стены к стене.

– Государь, отдай мне дочь, и ветер дуть перестанет.

– Поднимись на гору стеклянную.

– Отдай мне шило, государь.

– Шило я забросил в середину озера, около корыта, там, где черти водятся.

Царь-то лег на пол и ветер ему был теперь нипочем…

Пошел парень к озеру и увидел чудный замок, чертями выстроенный. Они там клады свои хранили. А на воде плыл домик чудесный, в котором кто-то горько плакал. Сел витязь в ладью и подплыл к домику. А там черти держали в плену царевича и мучили его что ни день.

– Что ты тут делаешь, баде?

– Да вот поймали меня черти, когда я деньги брал, и мучают теперь. А у меня царство великое и прекрасное. Давай брататься.

– Давай.

– Теперь будем побратимами, только беги отсюда, а то полночь близко и черти явятся.

А у нашего витязя еще осталась вода от крещения. Подождал он, пока полночь пробила, явились черти, а он давай на них воду лить.

– Смилуйся, крестник божий, проси, чего угодно, только оставь нас.

– Достаньте шило со дна озера.

Нырнул один черт и достал шило.

– Теперь отнесите нас обоих во дворец царский, и я перестану лить воду.

Черти со страху отнесли их. Говорит витязь:

– Шило, шильце, подними меня на гору стеклянную.

Взлетел он на гору, а там царевна столько по нему плакала, что бадью слез собрала.

Некуда было царю деться, пришлось отдать дочь. Сыграли они свадьбу распрекрасную, а к зиме привез витязь сестру свою и выдал ее замуж за побратима.

Перевод: А. Комаровский

Оцените это сообщение
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here