Можно ли носить бороду в узбекистане?

Предлагаем ознакомиться с темой: "можно ли носить бороду в узбекистане?", включая последние тенденции.

Сорокалетний Ахмед К., житель города Шахрихан Андижанской области Узбекистана, сидел низко опустив голову, на семейном совете на него обрушились обвинения в предательстве интересов родных и близких, ему угрожали проклятием и отречением, просили одуматься и сбрить бороду.

Борода Ахмеда, которую он опустил будучи глубоко верующим человеком, – стала предметом семейного скандала из-за подозрительного отношения сотрудников правоохранительных органов Узбекистана ко всем бородатым людям, которые зачастую наличие бороды рассматривают как улику, а порой и доказательство причастности ее носителя к запрещенным религиозным организациям типа «Хизб-ут-Тахрир» или «Ваххабизм», обвиняемым в Узбекистане в антигосударственной деятельности.

И в меньшей степени, борода для сотрудников милиции является поводом для проверки документов, вымогательства денег, занесение ее обладателя, а также членов его семьи в список подозрительных людей, для дальнейшей тщательной проверки и контроля.

Ахмед, понимая ответственность перед семьей, не желая подставлять кого-то из родных, а также привлекать внимание милиции к своей семье, несмотря на свои религиозные убеждения, пошел навстречу пожеланиям близких – сбрил бороду, но частично, оставив лишь небольшую бородку на подбородке, но все равно продолжал привлекать внимание правоохранительных органов.

Тогда Ахмед пошел на хитрость и заказал себе оптические очки с простыми стекляшками вместо линз, «теперь меня останавливают значительно реже, так как в очках я выгляжу солиднее и милиция считает, что я ученый, профессор», – рассказывает Ахмед.

Но мало кто в Узбекистане, как Ахмед, был готов пойти на такие выдумки для сохранения права носить бороду, сегодня в узбекских городах практически не встретишь людей, носящих бороду, особенно среди молодежи, безопасно носить бороду только почтенным старцам.

Подозрительное отношение к носителям бороды в Узбекистане началось с конца 1997 года, когда впервые в Ферганской долине в городе Намангане, на востоке страны, о себе заявила группа, причастная к религиозному движению «ваххабизм», совершив жестокое, показательное убийство высокого должностного лица из органов милиции.

Массовые аресты членов запрещенных исламских организаций в Узбекистане начались после взрывов в столице – Ташкенте в феврале 1999 года, когда погибли 16 и были ранены более 120 человек. В организации этих взрывов были обвинены религиозные экстремисты, Исламское движение Узбекистана, костяк которого составляют выходцы из Ферганской долины Узбекистана.

За взрывами последовали массовые преследования членов исламских организаций, тогда, наличие бороды, или же фотография с бородой в паспорте, могли стать поводом для ареста, начала следствия и открытия уголовного дела, так как практически все члены ваххабитского движения носили бороду.

Но спустя 3 года после взрывов в Ташкенте, когда следствие по этому делу уже давно завершилось, организаторы и исполнители найдены и наказаны, а также по данным МВД (Министерства внутренних дел) Узбекистана, удалось подавить активность организации «Хизб-ут-Тахрир», ношение бороды в Узбекистане продолжает оставаться опасным.

Бдительность милиции к бородатым не ослабла. По прежнему любого человека с бородой могут остановить милиционеры для проверки документов, а решившего отпустить бороду даже в кругу друзей сразу начинают в шутку называть «ваххабитом», а члены семьи уговаривают сбрить бороду, даже обладателей модной «испаньолки».

Органы внутренних дел Узбекистана могут отказать в выдаче гражданского паспорта, если вы принесли фотографию, на которой засняты с бородой.

Когда у 46-летнего жителя Андижанской области Узбекистана, Ильхомжона Муминова (Ilkhomjon Muminov) закончился срок действия паспорта, он обратился в органы внутренних дел за новым паспортом и сдал им фотографию, где он был запечатлен с бородой.

«Сотрудники паспортного стола, увидев мою фотографию, где я с бородой, сказали мне: “Идите побрейте свою бороду, только тогда дадим вам новый паспорт”. Когда я сказал, что ношение мною бороды не противоречит законодательству республики, милиционеры ответили, что знают, но у них есть свои внутренние порядки, инструкции, согласно которым выдача паспорта бородатым запрещена», – рассказал Ильхомжон Муминов.

Юрист Абдугани Хабибуллаев (Abdugany Habibullaev) из Андижана, говорит, что согласно законодательству паспорт Узбекистана является имуществом республики, а владелец паспорта находится под защитой узбекского государства. Попытка противодействия выдаче паспорта преследуется по закону. И конечно отказ в выдаче паспорта из-за бороды, является нарушением закона.

Представитель управления по борьбе с терроризмом МВД Узбекистана, попросивший не называть его имя, признал тот факт, что во время кампании против членов, запрещенных религиозных организаций, экстремистского толка, наличие бороды, также религиозность, регулярное посещение мечети, чтением намаза (молитвы) рассматривались как улика, как повод для проверки данного человека, не является ли он членом исламской организации.

«Эти люди представляли угрозу конституционному строю Узбекистана, мы должны были оперативными методами предотвратить возможное развитие событий по их сценарию: повторение терактов, установление Исламского государства в Узбекистане», – сказал представитель МВД.

Однако, по мнению простых граждан Узбекистана, борьба государственных правоохранительных органов против религиозных экстремистов для них оборачивается лишними проблемами, нарушением их прав.

По словам Хамида Камолова (Khamid Kamolov) из Намангана, во время поездок в Ташкент или другие города республики его на каждом шагу останавливают милиционеры и спрашивают, почему носит бороду.

“Вообще в Ташкенте милиция проверяет всех приезжих с областей, но бородатых особенно тщательно и долго. Они спрашивают “Ты член “Хизб-ут-Тахрир”, или ты «ваххабит?» Потом начинают часами проверять документы, в конце концов избавиться от

них удается дав взятку 2-3 тысячи сумов ($1,5-2)”, – говорит Хамид Камолов.

Имам Нусратулла Абдулла ходжи угли, из Андижана, говорит, что ношение бороды мусульманам завещал сам пророк Мухаммед, чтобы те отличались от женщин.

“Однако в последнее время из-за того, что появились такие религиозные течения, как «Ваххабизм» и “Хизб-ут-Тахрир”, сотрудники Службы национальной безопасности (СНБ) сказали нам, имамам, чтобы мы не читали проповедь о ношении бороды мусульманами, чтобы не упоминали об этом завещании пророка.”, – говорит Нусратулла Абдулла ходжи угли.

Сотрудники милиции Ташкента в приватных разговорах признавались IWPR в том, что наличие бороды совсем не значит еще, что ее обладатель является членом запрещенной исламской организации, но их словам лучше перестраховаться и тщательно проверить человека, поставить его на учет.

А то, что они нарушают права человека их мало волнует, они служат государству для сохранения мира и безопасности.

Умар Одил – независимый журналист из Андижана.

ONLINE.UA публикует отрывок из интервью издания с Евгением Ихельзоном, путешественником, религиоведом и экспертом по странам Востока. Он рассказывает о том, как в азиатских странах бывшего СССР борются с исламизацией, опасаясь, что вместе с возвращением “мусульманских ценностей” в регион придет терроризм.

Россия помогает исламским странам бороться с исламизмом

— Страны Центральной Азии — Узбекистан, Туркменистан, Кыргызстан — противостоят исламизации. 

Они понимают, к чему привел радикальный исламизм в Афганистане, Сирии, боятся этого, поэтому формируют свою систему безопасности. Уже сейчас есть неконтролируемые вооруженные группы в Таджикистане — даже не до конца понятно, на кого они работают, с кем связаны.

А действия террористов могут серьезно подорвать безопасность в регионе, дестабилизировать ситуацию. Поэтому в странах Центральной Азии взращивается “антирадикальноисламский тренд”. Да, все государства Центральной Азии — исламские, но до определенного момента, власть не допускает их превращения в исламские халифаты. 

И эту тенденцию поддерживают Россия и Китай. У России — известные проблемы с исламистами, а в Китае существует Синьцзян-Уйгурский автономный район — там среди уйгуров-мусульман популярны сепаратистские идеи, случаются теракты. 

И Россия, Китай готовы выделять средства на борьбу с радикальным исламом, в этом вопросе у них общие интересы со странами Центральной Азии. 

И, кстати, часть людей в Центральной Азии воспринимают Россию, как фактор безопасности. Перед лицом хаоса, который идет из Афганистана, Пакистана, Россия кажется гаванью спокойной — в частности, в прошлом году Кыргызстан вступил в Таможенный Союз, там сильны пророссийские настроения. 

А Узбекистан находится в такой себе “растяжке”. Власть прекрасно понимает, что Таможенный союз, сближение с Россией — это опасно. Опасно, в первую очередь для элиты, для тех, в чьих руках экономика, для тех, кому выгодно, чтобы страна оставалась в изоляции.

В Узбекистане запрещают носить бороду — символ ваххабитов

— В Узбекистане настолько боятся исламского влияния, что там, например, нельзя носить бороду, молодые люди ходят все бритые. Недавно мы заехали в Узбекистан после долгого путешествия по горам Кыргызстана — там бриться не было никакой возможности. Приехали все бородатые, и первый же водитель-узбек удивился: “Вы откуда такие? А — Юкрейн! А то, если бы вы были узбеки, вас бы тут уже побрили!” То есть, если ты носишь бороду, ты этим показываешь, что ты — радикальный мусульманин, а возможно — и ваххабит. 

В Кыргызстане еще можно кого-то увидеть с бородой, но сейчас уже и там начинают закручивать гайки. Точно так и в Таджикистане.

можно ли носить бороду в узбекистане



Памятник Туркменбаши из золота

А в Туркменистане, чтобы противостоять исламизации, был создан собственный новый миф, фактически, новая религия на основе почитания Туркменбаши — бывшего президента Сапармурата Ниязова. Ниязов написан книгу “Рухнама”, по которой вся страна учится. Там изложено мировоззрение Туркменбаши, рассказано о древних героях, о корнях и ценностях туркменов. Собственно, создана книга, которая важнее Корана. Создан новый культ, своя мифология — сделано все, чтобы Туркменистан не стал мусульманским.

И все эти опасения справедливы. Есть факты, что за ИГИЛ активно воюют выходцы из Центральной Азии, больше всего — таджиков, а также достаточное количество узбеков и киргизов. Они просто ездят за деньги воевать. Но вместе с деньгами они привозят и идеи — и эти идеи опасны для существования и демократии, и националистической деспотии.

В Узбекистане газеты пишут, что сотни узбеков воют за ИГИЛ. Тех, кого уличили в наемничестве, сажают в тюрьму. В некоторых странах за решетку попадают еще и родственники террористов, их держат в заложниках. Если попадается наемник, родственников отпускают. Подобные примеры есть не только в Узбекистане, но и в Малайзии.

Как производится вербовка? Человек уезжает за рубеж, и как ты проверишь, чем он там занимается? Узбеки, казахи, киргизы могут спокойно учиться в Малайзии, например, а там попасть в мечеть, к имаму, который будет им рассказывать — как классно поехать в Сирию воевать во имя Аллаха. И вместо того, чтобы учиться, он поедет воевать в Сирию. А потом вернется домой — в Ташкент или Бишкек. 

Террористы ИГИЛ воюют за зарплату

— Радикализация мусульман — это очень влиятельный тренд во всех мусульманских странах без исключения. Поскольку люди недовольны жизнью, правительством, президентом, окружающим миром, они не видят перспектив. И тут им предлагают простые решения, и поскольку эти люди недостаточно образованны, они с легкостью следуют за радикальными идеями, которые приводят к военным конфликтам.

Ну, до какой степени нужно “уверовать”, чтобы взорвать себя? Это могут делать только люди с очень низким уровнем образования, плохо понимающие устройство окружающего мира. Они убивают не только себя, но и других людей. В этом есть принципиальная разница между самоубийством террориста и самоубийством буддийских монахов в Тибете. Протестуя против китайской оккупации Тибета, буддисты сжигают себя; они верят, что они вновь родятся там же, в Тибете, и будут помогать людям. 

можно ли носить бороду в узбекистане

А вся ИГИЛовская идеология сводится к тому, что очень классно быть воином, классно быть среди нормальных пацанов, бегающих с автоматами и взрывчаткой. Но это все — романтический бред. Никто не хочет умирать, становиться калекой, в основном, террористы воюют за зарплату. ИГИЛ — это просто крупная международная террористическая организация, которая имеет ресурсы, чтобы платить наемникам зарплату. И спонсоры, очевидно, на этом больше зарабатывают, чем теряют.

Родные и друзья примерного мусульманина Насира К. собралась на семейный совет. В один голос они убеждали его “не выдавать” их – кричали, умоляли и угрожали. То, что совершил Насир, в его родном городе Шахрихан Андижанской области считается страшным преступлением. Он до сих пор носит бороду.

Сегодня в Узбекистане, если не хочешь неприятностей, лучше побриться. Бородатые мужчины возбуждают у органов правопорядка повышенный интерес, и не только к себе, но и к своим родственникам и друзьям.

В стране ведется кампания против исламского фундаментализма, и все люди с бородой вызывают подозрение. Считается, что борода является признаком членства в запрещенных исламских организациях, таких как “Хизбут-Тахрир” или ваххабиты.

Не желая подвергать опасности семью, Насир К. все-таки сбрил бороду, вернее – почти сбрил. Остался лишь небольшой клочок на подбородке, но и этого оказалось достаточно, чтобы впасть в немилость у милиции.

Домогательства милиционеров прекратились только после того, как Насир начал носить очки с прозрачными линзами. “Теперь меня редко останавливают, — говорит он. — В очках я выгляжу солиднее, и милиция принимает меня за ученого”.

Многие сограждане Насира не так стойко держались за свои принципы, и теперь на улицах Шахрихана, как и в других городах и селах, редко можно увидеть мужчину с бородой, за исключением старейшин, которых уважают и поэтому не трогают.

Гонения на “бородачей” начались еще в 1997 году, когда группу исламских радикалов обвинили в жестоком убийстве высокопоставленного государственного чиновника в городе Наманган (Ферганская долина), и усилились после взрывов в Ташкенте в феврале 1999 года, в результате которых 16 человек погибли и более 100 получили ранения. Ответственность за взрывы власти возложили на экстремистов Исламского движения Узбекистана (ИДУ).

С тех пор массовые аресты стали нормой жизни. Власти пытаются таким образом нейтрализовать радикальный ислам, который они считают самой большой угрозой национальной безопасности.

Такая политика вызывает резкую критику со стороны местных и международных правозащитных организаций, утверждающих, что за решеткой по недоказанным обвинениям оказалось множество ни в чем не повинных мирных мусульман. Атмосфера постоянной подозрительности и преследований сильно осложнила жизнь всем приверженцам ислама.

Житель Намангана Хамид Камалов бороду не сбрил, и теперь, когда он приезжает в столицу или в другие крупные города, милиция останавливает его буквально на каждом углу. “Спрашивают, не хизбутовец ли я, не ваххабит ли, — говорит он. — Потом начинают проверять документы. Вырваться удается только через несколько часов за три тысячи сумов (2 доллара)”.

Жителю Андижана Илхомжону Муминову отказали в выдаче нового паспорта взамен истекшего старого, так как на фотографии, приложенной к заявлению, он был изображен с бородой. “Когда в паспортном столе увидели эту фотографию, мне сказали: “Сначала иди побрейся, потом – примем документы””, — рассказывает он.

“Когда я возразил, — продолжает Илхомжон, — что ношение бороды на является нарушением закона, то мне ответили, что в милиции — свои собственные внутренние правила и инструкции”.

Как сообщил пожелавший остаться неназванным представитель отдела МВД по борьбе с терроризмом, наличие бороды, регулярное посещение мечети и отправление молитв являются основаниями для проведения “углубленной” проверки любого гражданина на причастность к деятельности запрещенных исламских организаций.

“Исламисты представляют угрозу для нашего конституционного строя. Мы не хотим новых терактов и превращения Узбекистана в исламское государство”, — сказал он.

Официальные гонения на бороды все более вступают в противоречие с убеждениями верующих мусульман страны. Например, имам Насратулла Абдулла Ходжи Угли из Андижана считает ношение бороды своим религиозным долгом.

“Из-за радикальных исламских движений, таких как ваххабиты и “Хизбут-Тахрир”, Служба национальной безопасности велела нам прекратить призывать верующих носить бороды”, — говорит он с сожалением.

Умар Одил – псевдоним независимого журналиста из Андижана

Стало известно, почему в метро в Ташкенте нет Интернета: из-за профилактики терроризма. Как и ограничение столичной прописки, низко стриженные кусты и другое…

можно ли носить бороду в узбекистане

Президент Ислам Каримов с главами МВД и СНБ РУз после взрывов 16 февраля 1999 года в Ташкенте

Террористическая активность мешает запуску сети Wi-Fi в ташкентском метрополитене, заявили 17 мая в Министерстве по развитию информационных технологий и коммуникаций Узбекистана (Мининфоком).

Далеко не впервые ограничения и запреты в стране объясняют борьбой с терроризмом. Приводим несколько ярких примеров.

1. Интернета в ташкентском метро пока не будет

Исполняющий обязанности министра по развитию информационных технологий и коммуникаций Шерзод Шерматов в ходе заседания международного пресс-клуба заявил, что начало переговоров по внедрению беспроводной интернет-связи в столичной подземке каждый раз совпадают с терактами в Европе.

«И сразу остро встает вопрос безопасности граждан, поскольку взрывные устройства приводят в действие дистанционно посредством мобильного телефона. Но это не означает, что у нас никогда не будет связи в метро», – заверил он.

В ташкентских городских автобусах при этом с начала года стали устанавливать Wi-Fi-сети. Хотя при входе в наземный городской транспорт, в отличие от подземного, нет двойной проверки содержимого сумок пассажиров.

Планируется обеспечить Интернетом остановки городского транспорта.

2. Ограничение на прописку в столице

Ташкент все еще остается закрытым городом для подавляющего большинства жителей Узбекистана.

Получить столичную регистрацию могут лишь спортсмены, силовики, чиновники, а также их ближайшие родственники.

В ближайшие месяцы возможность стать жителем столицы появится у выходцев из провинции при покупке жилья в новостройке стоимостью от 40 тысяч долларов США.

Жесткие ограничения на прописку в Ташкенте были введены после серии терактов в феврале 1999 года.

Власти заявляли о намерениях закрыть город для жителей регионов и ввести строгий паспортный учет для жителей столицы – в целях предупреждения террористической угрозы.

Сегодня, несмотря на запрет, в Ташкенте проживает множество нелегалов, количество которых не приводит ни одна статистика.

3. Любое скопление людей – нежелательно

В Узбекистане действует негласный запрет на проведение флешмобов – популярную в мире форму молодежной активности. Любое скопление людей вызывает тревогу у стражей порядка.

Против таких акций выступают общественные деятели, утверждая, что флешмобы противоречат узбекской культуре.

Также под запретом шествия и митинги, что идет вразрез с Конституцией Узбекистана.

Тем не менее порой узбекистанцы нарушают эти запреты, как в случае с шествием «Бессмертного полка» в Ташкенте 9 Мая 2017 года, запрещенного накануне праздника.

Наконец, власти запрещают проведение группового разговения (ифтар) в месяц Рамадан в целях безопасности постящихся.

4. Хиджаб и борода – символы терроризма

Ношение хиджаба неофициально запрещено в Узбекистане по той же причине, что и ношение длинной бороды.

По мнению властей, бородатые мужчины в хиджабе – потенциальные сторонники радикального ислама, а значит представляют опасность для общества.

В целях борьбы с экстремизмом в Узбекистане запрещено продавать хиджабы, а молодым мужчинам с растительностью на лице настоятельно рекомендуют побриться.

Впрочем, любое проявление увлечения исламом в стране может быть расценено как склонность к террористической деятельности.

5. Религиозная литература – под контролем

Любая религиозная литература, которая ввозится в страну, проходит тщательную проверку. Особенно подозрительно в правоохранительных органах относятся к литературе на арабском языке.

При ввозе в Узбекистан электронных носителей информации они исследуются на наличие религиозных материалов. В целях перестраховки таможенная служба запрещает даже ввоз книг, разрешенных духовным руководством.

При этом местные операторы связи не блокируют интернет-ресурсы с радикальными религиозными материалами.

6. Мотоциклам не разрешается будить ташкентцев

В 2005 году в Ташкенте строго ограничили передвижение по улицам на мотоциклах.

Решение властей объяснялось тем, что мотоциклисты являются злостными нарушителями, игнорирующими команды сотрудников автоинспекции.

В действительности решение было вызвано опасениями в связи с возможным покушением на тогдашнего президента Ислама Каримова.

Позже негласный запрет смягчили, но сегодня в столице ожидают новых ограничений на проезд мотоциклов по улицам города, особенно в ночное время.

Дескать, мотоциклы издают шум, мешая спать ташкентцам. О спокойном сне жителей других регионов страны власти не проявляют заботы.

7. Запрет фото- и видеосъемки

В Узбекистане запрещено фиксировать на фото- и видеокамеру стратегические объекты: здания органов внутренних дел, местных администраций, станции ташкентского метрополитена, аэропорты, железнодорожные вокзалы.

Даже на борту самолетов местных авиалиний съемка запрещена. Нередко сотрудники внутренних органов требуют удалить фотографии или видео, на которых запечатлены общественные места (базары, дороги, пешеходные переходы).

При этом фотографии большинства из этих объектов можно найти в Интернете в открытом доступе.

8. Высокие кусты – находка для террориста

Еще один запрет, связанный с общественной безопасностью, касается зеленых насаждений во дворах многоквартирных домов.

Городские службы согласно постановлению по благоустройству населенных пунктов срезают кусты до полуметра высоты, очищают густые насаждения. Нередко «хунвейбины» районных хокимиятов уничтожают цветочные клумбы и сады. По неофициальной версии, в густых зарослях могут прятаться антиобщественные элементы.

9. Аэропорты и вокзалы – в зоне риска

Встречающим и провожающим в Узбекистане нельзя заходить в здания аэропортов и железнодорожных вокзалов.

Вообще, попасть внутрь любого из этих объектов могут только пассажиры с билетами, миновав два-три кордона безопасности.

10. Оппозиционеров приравняли к террористам

Ярлык террориста в Узбекистане можно заслужить, будучи в оппозиции к власти. В терроризме, к примеру, обвиняется лидер оппозиции в изгнании Мухаммад Салих.

Трое его родных братьев отсидели в колонии с 1999 года, а один из них — Мухаммад Бекжан — вышел на свободу лишь в 2017 году. На Западе обвинительный приговор признали сфабрикованным.

Применяя закон от 2014 года «О профилактике правонарушений», правоохранители могут обвинить в терроризме фактически любого неугодного властям гражданина страны, о чем не раз заявляли правозащитники.

Оценка 5 проголосовавших: 1
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here