Мода на бороду у мужчин в 19 веке

Предлагаем ознакомиться с темой: "мода на бороду у мужчин в 19 веке", включая последние тенденции.

Рассматриваем «ламберсексуальные» портреты XIX века вместе с Софьей Багдасаровой.

мода на бороду у мужчин в 19 веке

Ламберсексуал (от англ. lumberjack — «лесоруб») — брутальный мужчина с бородой. В наши дни борода — это символ маскулинности, способ подчеркнуть собственную индивидуальность, выделиться из толпы. В середине и во второй половине XIX века в России бороду также носили для того, чтобы показать отличие ее обладателя от окружающих.

Не бриться в то время могли себе позволить только полностью «свободные» люди — те, кто не состоял на службе у государства. (Да еще представители простых сословий — духовенство, купцы, крестьяне и старообрядцы.)

Для прочих существовали специальные законы и рескрипты. При Николае I усы могли носить только офицеры, а чиновники были обязаны гладко выбривать все лицо. Только пойдя на повышение, они могли позволить себе короткие бакенбарды — и то лишь, если начальство было благосклонно.

«Вместе с тем Его Величество изволил повелеть: не допускать никаких странностей и в усах, и в бакенбардах, наблюдая, чтобы первые были не ниже рта, а последние, ежели не сведены с усами, то также не ниже рта, выбривая их на щеках против оного».

Растительность на лице столичного жителя считалась признаком вольнодумства и не одобрялась властями. Ко второй половине XIX века интеллигенты, представители либеральной общественности начали усиленно отращивать бороды. Как пишет знаменитая мемуаристка Елизавета Николаевна Водовозова, «они не желали походить, как выражались тогда, на «чиновалов» или «чинодралов», не хотели носить официального штемпеля». Отращивание бороды было явным вызовом тотальному государственному контролю.

Выйдя в отставку, гладко выбритый артиллерийский поручик Лев Толстой отращивает бороду — причем одну из самых узнаваемых в русском искусстве. Петрашевец Алексей Плещеев, сосланный простым солдатом в оренбургский батальон, по возвращении из ссылки вскоре заводит на лице великолепную растительность. Выпускник Морского кадетского корпуса Василий Верещагин, уйдя на гражданку и полностью отдавшись живописи, с радостью вливается в ряды бородачей. Примеров бесчисленное множество. Борода означала принадлежность к «вольной» профессии — писатель, журналист, художник, архитектор; «босое» лицо — наличие взыскательного начальства с глупыми правилами.

В эту же эпоху распространяется славянофильство: среди мыслящих людей это означало в моде возврат к «старым русским традициям». Припомнили, что до закона Петра Великого 1705 года «О бритии бород и усов всякого чина людям, кромя попов и дьяконов, о взятии пошлины с тех, которые его исполнить не захотят, и о выдаче заплатившим пошлину знаков» борода была обязательным признаком настоящего русского человека.

Это сочеталось с общеевропейским модным трендом: усы, бакенбарды и борода в 1850-е годы становятся популярным аксессуаром викторианского мужчины. Способствовали этому, как считается, длительное проживание британцев среди усатых индусов, а также Крымская война и массовое возвращение заросших ветеранов. До этого в Европе растительность на лице также считалась символом революционного духа и политической провокации.

Позиция государства относительно бород смягчилась в Российской империи лишь с эпохи Александра III, который сам предпочитал «официальную народность» и носил бороду. В 1874 году было выпущено предписание «О разрешении гражданским чиновникам носить бороду и усы, за исключением служащих в некоторых учреждениях…». В 1881 году растительность была официально разрешена флотским офицерам. Николай II следовал примеру отца — впрочем, столь же роскошной бороды ему отрастить не удалось.

Мода на бороды к началу ХХ века заканчивается. Первая мировая война с окопными паразитами и газовыми атаками окончательно подкосила этот обычай: надевать противогазы на бороды оказалось очень неудобно.

В XXI веке бородачи снова в тренде.

 

Брить или не брить?

На простой с виду вопрос – зачем мужчине борода? – коротко ответить не получится. Хотя часть ответов можно услышать в весёлой песенке Ильи Словесника. Помните?

Отличает мужика борода…

Украшает мужика борода…

Согревает в холода борода…

Разберём все аргументы по порядку.

Итак…

1. Борода – вторичный половой признак, отличающий мужчину от женщины. Тут не поспоришь. Обилие растительности на лице напрямую связано с наличием мужского гормона – тестостерона. Дарвин, например, прямо называл бороду результатом полового отбора, своеобразным фетишем для привлечения женщин, вроде роскошного хвоста самца павлина.

Аргумент не бесспорный, но у многих народов борода действительно символизировала мужественность и мужское достоинство. Бородой клялись, а иногда даже приписывали ей чудодейственную силу (как у колдуна Черномора или Старика Хоттабыча). С целью укорить или унизить человека его бороду оскорбляли («Позор на твою бороду», «Я плюю на твою бороду»), при этом физическое «поругание бороды» жестоко каралось. Бритых же мужчин нередко обвиняли в женоподобии.

Впрочем, в результате гормонального сбоя пышная борода могла вырасти и у женщины. В словаре Даля даже можно встретить слово «бородуля», означающее бородатых женщин. Обычно несчастные «бородули» стремились получить от своего недостатка хоть какие-то бонусы и выступали на всяких цирковых представлениях в роли уродливой диковинки.

  

 Кстати, даже они умудрялись находить себе мужей и продолжать свой род. Например, ещё в первой половине XVII века в Испании жила женщина по имени Магдалена Вентура, обладающая длинной окладистой бородой.

 

На картине Хусеппе Риберы мы можем увидеть, как она кормит младенца грудью, а рядом стоит её муж.

Сейчас времена изменились – теперь уже бородатые мужики рядятся в женское платье, чтобы эпатировать публику и привлечь к себе внимание. О победителе (победительнице?) «Евровидения-2014» Кончитте Вурст, думаю, слышали все.

2. Борода – символ возраста, мудрости и статуса. Длинная седая борода чётко указывала, что человек уже старый, а значит, мудрый и достойный уважения. Например, название почтенных старцев у тюркских народов – аксакалы, оно так и переводится – «седобородые». Можно также вспомнить и знаменитую «философскую» бороду.

В. Шекспир «Много Шума из Ничего»:

Брадатый муж – он боле, чем юнец;

А безбородый – меньше, чем мужчина…

3. Борода – символ естественности, природности. Данное «качество» бороды имеет как положительную, так и отрицательную оценку. Например, в православии и мусульманстве считалось, что брить (или даже постригать) бороду – это вмешиваться в облик, данный человеку Богом. Кроме того, борода могла служить символом близости к природе и простой жизни (Лев Толстой, хиппи). С другой стороны, растительность на лице могла восприниматься как символ дикости, варварства, отсталости от цивилизации. Конечно, в том случае, если мнящие себя «цивилизацией» сплошь и рядом были бритыми. Впрочем, аномальная волосатость (т.н. гипертрихоз), когда волосы растут по всему лицу, способна вызвать шок даже у убеждённых бородачей.

 

 4. Борода – от нежелания или невозможности бриться. Первое – предельно ясно: если борода у вас без изысков, то уход за ней не требует много сил и времени. Чего не скажешь о постоянном поддержании гладкости подбородка. По этой же причине мы наблюдаем огромное количество бородачей на фронте или среди путешественников по диким местам, где для регулярного бритья порой нет ни условий, ни времени, ни надобности.

Из песни «Партизанская борода» (муз. Л. Бакалов, сл. М. Лапиров):

Парень я молодой,

А хожу с бородой.

Я не беспокоюся,

Пусть растет до пояса.

Вот когда окончим битву…

Сразу примемся за бритву.

Будем стричься, наряжаться,

С милой целоваться.

Бывали случаи, что военная бородатость даже входила в моду среди гражданского населения (например, после возвращения британских солдат с Крымской войны). Впрочем, были и другие примеры. Например, в своей «Бойне номер пять» (книге отчасти фантастической, но основанной на реальных воспоминаниях писателя) Курт Воннегут упоминал англичанина времён Второй мировой войны, который даже в плену продолжал ежедневно бриться – прежде всего, чтобы сохранить своё человеческое достоинство и не опуститься.

«Он ещё сказал, что видел, как люди умирали: – Они перестали держаться прямо, потом перестали бриться и мыться, потом не вставали с постели, потом перестали разговаривать, а потом умерли».

5. Борода как защита от холода. Здесь вопрос обстоит сложнее. Например, живущие в условиях низких температур эскимосы, алеуты и индейцы, видимо, не считали, что борода «согревает в холода», и безжалостно выскабливали и вырывали всякую растительность на своих подбородках. Возможно, это было связано с тем, что у монголоидов волосы на теле растут жиденько и толку от такой «теплоизоляции» немного. Зато европеоидные обитатели Севера – германские, кельтские и славянские племена – считали по-другому и вовсю щеголяли окладистыми бородами.

6. Борода как форма протеста и эпатажа. В «бритых» цивилизациях подобная метода протеста проявлялась не один раз (будь то революционеры середины XIX века или хиппи конца 1960-х).

7. Борода как способ скрыть недостатки лица. Например, некрасивый подбородок…

8. Борода как эстетическое украшение. То, что растительность на лице – не только «ценный мех», но и материал для всяческих эстетских экспериментов, люди осознали ещё на заре цивилизации.

Зачем египетская царица бороду носила, а македонский царь брил?

Сейчас мы подкрепим их конкретными примерами, а также проследим, как менялось отношение к волосатости лица у разных народов в разные исторические периоды.

 

Гранитный сфинкс с лицом египетской царицы Хатшепсут.

Многие народы придавали бороде чуть ли не религиозный смысл. Так, древние иудеи считали бороду неприкосновенной в полном смысле этого слова – её даже не стригли. Мусульмане тоже стали отращивать бороду – поначалу для того, чтобы отличаться от язычников. Пророк Мухаммед так и говорил: «Подстригайте усы и отращивайте бороду и не будьте похожи на огнепоклонников». Позже нравы смягчились. Что, впрочем, не помешало иранскому аятолле Хаменеи в 2012 году назвать короткую бородёнку короля Марокко «плевком в лицо Пророка».

Похожий обычай сложился и на Руси. Там брить подбородок могли лишь юноши до 25 лет, после чего бороде давалась возможность расти, как заблагорассудится. Её не стригли, но всячески ухаживали – расчёсывали, смазывали маслом. Брадобритие считалось занятием противоестественным и постыдным.

 

В сборнике законов «Русская правда» ущерб («поторгание»), нанесённый чужой бороде, оценивался штрафом в 12 гривен. Для сравнения: за отсечение пальца платили всего 3 гривны, а за 12 гривен можно было купить 15 коров или 6 лошадей.

Борода считалась не только неприкосновенным мужским достоинством, но и знаком, отличающим православного человека от бритых «латинян» – католиков. Некоторые священники даже считали, что «без бороды и в рай не пустят». В подтверждение они говорили, что сам Христос и апостолы были бородаты, а также приводили отрывки из «Библии» вроде: «Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей» (Левит, 19, 27).

Когда старинному обычаю начала угрожать западная мода на бритые лица, приходилось принимать серьёзные меры. Так при Иване Грозном в 1551 году на Стоглавом соборе горячо обсуждался вопрос о брадобритии. После оного было выпущено постановление:

«Такоже священная правила православным крестьянам всем возбраняют ни брити брад и усов, ни постригати… Правило святых апостол сице глаголет: «А ще кто браду бреет и преставится тако, не достоит над ним служити, ни сорокоустия по нем пети, ни просвиры, ни свещи по нем в церковь принести, с неверным да причтется, от еретик бо се навыкоша»».

Как-то в начале XVI в. великий князь Василий III захотел понравиться литовской княжне Елене Глинской, для чего гладко побрился на западноевропейский манер. Церковь резко отреагировала на подобное кощунство – отлучила Василия от причастия и не пускала в храм. Так и топтался великий князь на паперти, пока его борода вновь не отросла.

Безбородость Лжедмитрия I также лишь добавила в народе уверенности, что «царь-то ненастоящий».

Очень ценили бороду и древние ассирийцы. Правда, в отличие от русских и иудеев, они делали на ней настоящую причёску – пряди завивали косичками в несколько ярусов, а между ними вплетали золотые нити. С бритым подбородком ходили только евнухи, а человек с неухоженной бородой вызывал всеобщее презрение.

 

 Древние индусы тоже украшали свою бороду: известно, что они окрашивали её в пурпурный, зелёный или тёмно-синий цвет. Позже они начали брить подбородок, но оставляли пышные усы. А вот сикхи из Пенджаба до сих пор лелеют свою бороду – носят её накрученной на шнур (концы от которого убираются под тюрбан) и распускают лишь в особых случаях.

Несмотря на то что у монголоидов волосы на лице растут плохо, древние китайцы всё равно отпускали бороду и длинные висячие усы. Правда, усы у них выходили тоненькие, а борода жиденькой. Последняя часто напоминала длинную мочалку, свисающую с подбородка (взгляните на портреты китайских императоров или мудрецов).

 

А вот в Древнем Египте бороду было принято брить. Лишь отдельные чиновники и жрецы носили маленькие кубические бородки. И только для фараона – земного воплощения бога Хора – борода была обязательным атрибутом и служила символом власти. Правда, делали её (как, кстати, и парики) из чужих волос и крепили к подбородку повязкой. Она была узкой и длинной с загнутым кончиком (нечто похожее носил в наше время певец Борис Гребенщиков). Бороду приходилось цеплять даже египетской царице Хатшепсут, когда у неё были официальные приёмы (патриархальность власти ещё никто не отменял).

 

Что касается древних греков, то здесь нас может ввести в заблуждение современный исторический кинематограф, где Ахиллы и Одиссеи нередко щеголяют гладко выбритыми лицами. Однако стоит посмотреть на росписи древнегреческих амфор, как становится понятным, что взрослые греки бороду носили практически поголовно. Они заботливо ухаживали за ней, завивали и стригли, придавая конусообразную форму. Отсутствие волос на лице говорило лишь о том, что человек ещё слишком молод. Например, без бороды изображался вечно юный бог Аполлон.

 

В эпоху повальной педерастии (а было в Древней Греции и такое) появление бороды делало юношу мужчиной и избавляло от сексуальных домогательств со стороны «старших товарищей». Безбородого мужчину жестоко «троллили». Например, знаменитый философ Диоген спрашивал у такого: не собирается ли он подать в суд на природу за то, что она сотворила его мужчиной, а не женщиной?

На стороне «бородатой» моды был и суровый «идеолог» Спарты – Ликург. Он заявлял, что «обилие волос и бороды делает тех, кто приятен наружностью, ещё приятней, а уродливых – ещё ужаснее для врагов». Если спартанец струсил в бою, ему сбривали бороду, чтобы все видели его позор.

Закончилась бородатая традиция лишь в эпоху Александра Великого. Говорят, что у македонского царя борода росла плохо. А тут ещё подвернулся удачный повод. Перед битвой при Гавгамелах по войску прошёл слух, что персы (которые сами были изрядно бородаты), в бою очень любят подло хватать противника за бороду. Чтобы лишить врага этой возможности, Александр приказал воинам побриться, тем самым положив начало новой традиции.

 

Почему перестали бриться римские философы?

В античном мире моду на массовое бритьё ввёл Александр Македонский. А где-то в конце III века её переняли римляне, которые до этого бороды носили. Если верить Плинию Старшему, первым выбритым римлянином, появившимся на публике, стал генерал и консул Сципион Африканский. Отныне гладко выбритое лицо стало символом цивилизованности, отличием жителя Римской империи от варварских народов.

 

Вот что писал оратор Цицерон в своей речи против политического противника Пизо:

«Каким ужасным было его приближение, как дико и как ужасно было на это смотреть! Можно сказать, что ты смотришь на одного из тех бородатых мужчин – экземпляр старой Империи, экземпляр древности, собственность Республики».

Если у греков юноша становился мужчиной с появлением бороды, то у римлян – наоборот: в 20 лет первую бороду у юноши торжественно сбривали и приносили в жертву богам.

Ценнейшими людьми в Риме становятся т.н. «тонзоры» (tonsors) – т.е. цирюльники и парикмахеры (отсюда, кстати, происходит название обритой макушки монаха – тонзуры). Вот какую красноречивую надпись можно прочесть на надгробии одного тонзора:

«Здесь покоится безвременно ушедший Пантагатус, который славился умением стричь вьющиеся волосы и брить, и лёгким прикосновением стальной бритвы снимал щетину с небритых щёк. …Пусть земля будет пухом Пантагатусу и легко будет ему лежать в могиле. Он заслужил эту лёгкость, ибо лёгкой была его умелая рука».

Были и исключения. Например, вот что пишет о причудах императора Калигулы Светоний:

«Одежда, обувь и остальной его обычный наряд был недостоин не только римлянина и не только гражданина, но и просто мужчины и даже человека. …много раз он появлялся с позолоченной бородой, держа в руке молнию или трезубец или жезл, или – даже в облачении Венеры».

Другой император – Нерон – отпустил себе длинные курчавые бакенбарды, которые сходились под подбородком. Пишут, что император был большим фанатом гонок на колесницах и таким образом подражал причёске профессиональных наездников.

 

Интересно, что пышные бакенбарды мы видим и у Александра Македонского, изображённого на мозаике в римском городе Помпеи.

 

А вот у кого борода стала частью профессионального имиджа, так это у философов. Считается, что мода на «философскую бороду» началась в 155 г. до н.э., когда в Рим приехали три грека: один – из Платоновской академии, второй – из Аристотелевского лицея, а третий – глава школы стоиков из Вавилона. Они произвели фурор не только своим «умищем», но и великолепными бородами.

 

С тех пор борода становится распространённым атрибутом мудрецов. Когда император Домициан приказал изгнать из Рима стоика Эпиктета, тот гордо заявил:

«Кесарь может лишить меня головы, но не бороды (т.е. мудрости)!»

Эпиктет:

«Борода выражала идею, что философия – не просто интеллектуальное хобби, но, скорее, образ жизни, меняющий все аспекты жизни, включая сюда привычку бриться. Если человек продолжает бриться, чтобы быть похожим на приличного гражданина Рима, значит, философия не стала еще укладом его жизни: истинный философ отвергает общественные установки и поступает в соответствии с природой или разумом».

Мода на «философскую бороду» возродится в XIX веке – уже среди деятелей науки (Ч. Дарвин, К. Маркс, Д. Менделеев, И. Павлов). Впрочем, уже в Древнем Риме над этой модой подтрунивали. Например, римский сатирик Лукиан писал, что «если бы борода была действительно гарантией мудрости, то козёл стал бы выше Платона».

 

Хрестоматийным стал случай, когда к уважаемому и богатому римлянину Ироду Аттику заявился некий человек – длинноволосый, бородатый, закутанный в плащ и просящий, как водится, денег на пропитание. На вопрос Ирода – кто он такой? – посетитель раздражённо ответил, что и так видно, что он – философ. На что хозяин сделал недоуменное лицо и сказал: «Плащ вижу, бороду вижу, а вот философа пока не вижу». Впрочем, «пособие» выдал, заметив, что делает это «не ради него, как человека, однако ради нас, как людей».

Анекдот советских времён:

«Учительница показывает на портрет Карла Маркса:

– Дети, вы знаете, кто это такой?

Вовочка отвечает:

– Конечно! Это наш новый дворник дядя Вася.

Учительница в испарине выбегает во двор и, действительно, видит дворника, внешне неотличимого от создателя коммунистического учения. Она возмущённо говорит дворнику:

– Знаете, милейший, это школа. Вы очень некстати похожи. Могли бы хоть бороду сбрить…

Дворник подумал и говорит:

– Ну, бороду-то сбрить можно. А умище? Умище-то куда девать?»

Во II веке нашей эры борода входит в моду и среди римских императоров. Законодателем считают императора Адриана – горячего поклонника всего греческого, в том числе и бороды. Правда, злые языки говорили, что таким образом он просто скрывает шрамы на подбородке. Так или иначе, множество последующих римских императоров были бородаты (Марк Аврелий, Каракалла и пр.). Зато после Константина Великого (того самого, что сделал христианство официальной религией Древнего Рима) императоры снова становятся сплошь бритыми (исключение – Юлиан Отступник, который пытался вернуть языческую религию).

 

Возможно, именно из тех времён берёт своё начало обычай католических священников гладко выбривать свои лица. Недаром, когда норманнские завоеватели вступили на берег Англии, лазутчики сообщили, что, видимо, все они – священники, «ибо всё лицо их и обе губы обриты, тогда как англичане оставляют волосы над верхней губой».

Как борода уменьшалась и сошла на нет к XVIII веку?

В Средние века отношение к растительности на лице постоянно менялось (как до этого и в Римской империи). Поначалу же у германских и кельтских племён борода, усы (и волосы вообще) были настоящим мужским украшением и гордостью. Допустим, нынешняя область Италии Ломбардия получила название от своих захватчиков – сурового германского племени лангобардов (т.е. «длиннобородых»). Можно вспомнить и рыжебородого скандинавского бога Тора, и пышные усы галлов Астерикса и Обелиска из французских комиксов.

Историк Диодор о племени галлов:

«Широкие и густые усы, словно сито, закрывают им рот, впрочем, иные совершенно сбривают бороду, другие только отчасти, знатные же почти всегда бреют бакенбарды».

В VIII веке франкский король Карл Великий получил у Римского папы благословение на царство и стал вводить в обиход цивилизованные римские обычаи – коротко подстригать волосы и брить подбородок. Правда, установить настоящий облик Карла трудно – иногда его изображали только с усами, а иногда – с полноценной бородой. То же касается и императора Священной Римской империи – Оттона I (Х век), которого изображали то бородатым, то бритым. Видимо, всё зависело от моды той или иной эпохи.

 

В начале XI века один немецкий аббат жаловался другому на то, что всё шире распространяется «отвратительный для скромных глаз постыдный обычай пошлых французов стричь бороду, укорачивать и деформировать одежду».

Зато в 1105 году проповедник Серлон Сеезский выступает уже против моды на бородатость. Он заявляет: «Длинные бороды придают людям вид козлов, чьей мерзкой порочности постыдно подражают своими грехами прелюбодеи». А прелюбодеи, мол, не бреются «из опасения, что их короткая щетина будет колоть их любовниц во время поцелуев».

Затем (в начале XII века) мода на бородатость вновь проходит (по крайней мере, в среде аристократии). Почти все рыцари на средневековых миниатюрах изображены бритыми. Что и неудивительно, в герметично закрытом шлеме борода и длинные волосы – лишняя помеха. Одним из исключений был германский император Фридрих по прозвищу Барбаросса (что значит «краснобородый»), который свою рыжую бороду очень ценил.

Кстати, именно корень «барба» («борода») содержится в собачьей кличке Барбос и названии острова Барбадос (считается, что его так окрестили из-за фиговых деревьев, которые были обвиты эпифитами, словно бородами).

Гладко выбритые лица особенно широко распространяются во времена Бургундской моды и моды раннего Ренессанса, когда мужчины хотели выглядеть вечно молодыми юношами. В то время пышные бороды или бакенбарды в обязательном порядке носили лишь наёмные солдаты – ландскнехты, за что над ними постоянно подшучивали.

 

Но приходит XVI век и моду начинают диктовать первооткрыватели Нового Света – испанцы. Они распространяют по миру обычай носить «эспаньолки» – клинообразные недлинные бородки, так хорошо подходящие к круглым кружевным воротникам. Эспаньолки носились с короткими стрижками и с подкрученными вверх тонкими кончиками усов. Некоторые модники даже надевали на ночь на подбородок специальный деревянный пресс, чтобы сохранить «украшение» нетронутым.

 

Испанской моде последовали и в других странах – например, бородки украшают лица таких известных англичан XVI века, как Фрэнсис Дрейк и Вильям Шекспир.

Вскоре бороду начинают носить и многие священники-протестанты, но не ради красоты, а чтобы противопоставить себя бритому католическому клиру.

В XVI-XVIII веках законодателями мод становятся французские короли. При этом нередко королевские «фасоны» появлялись благодаря случаю. Например, очень аккуратная борода Франциска I, по легенде, возникла, когда король нечаянно подпалил её концы факелом. Другой французский монарх – Генрих IV Наваррский – ввёл в моду небольшую бородку в виде подковы и пышные усы, лихо торчащие в сторону метёлками.

Ещё одним фасоном бороды мы обязаны Людовику XIII (и опять-таки случаю). Как-то король решил собственноручно побрить одного из своих офицеров, да переборщил – от бороды остался только маленький кустик под нижней губой. Так в моду входит бородёнка «муш», которая в сочетании с кошачьими усами хорошо известна нам по облику королевских мушкетёров.

 

В середине XVII века волосатость постепенно исчезает с лица. В эпоху Людовика XIV мужская мода становится чрезвычайно вычурной, искусственной, можно даже сказать, женственной. Аристократия водружает на головы пышные парики и сбривает бороды, оставляя лишь небритую полоску под нижней губой и две разделённые под носом полоски усиков.

 

К началу XVIII века исчезают даже эти остатки былой роскоши и начисто выбритое лицо господствует в Европе почти полтора столетия. Всё это время окладистая борода воспринимается как символ ретроградности, дикости и даже свирепости. Вспомним хотя бы герцога Синяя Борода – серийного женоубийцу из сказки Шарля Перро. Или вполне реального пирата по прозвищу Чёрная Борода, который для устрашения противника любил вплетать в свою косматую бороду дымящиеся фитили.

 

Неудивительно, что именно в начале XVIII века большой поклонник западноевропейских порядков Пётр I решил объявить бороде настоящую войну на своей родине – в России…

Как Петр I бороды репрессировал, а Александр II – реабилитировал?

К началу XVIII века почти все западные европейцы надели на голову парики, а от бороды и усов отказались. А вот в России новую моду пришлось вводить буквально насильно.

Справедливости ради, надо сказать, что в среде русской аристократии бритьё стало распространяться ещё до реформ Петра. Известно, что под влиянием польской моды бороду брил Борис Годунов. А во второй половине XVII века патриарху Адриан приходится написать целое «Слово о брадобритии», где заявлялось: «Человеки, созданные по образу Божию, изменили доброте здания сего и вид свой мужеский обругали, уподобясь бессловесным неким скотам или псам и подобным им, ибо и те усы имеют, бород же не имеют».

Решающий удар по бородатой традиции был нанесён, как это водится у русских, «сверху». Молодой царь Пётр оказался большим «западником» и начал властною рукою тащить Россию в «лоно цивилизации». Уже на следующий день после приезда из-за границы он созвал на пир бояр, приветливо их принял, а в разгар празднества вместе со своим шутом… собственноручно начал срезать бороды.

 

Правда, сам Пётр I не полностью соответствовал европейской моде и носил усы. Некоторые поговаривали, что борода у него просто плохо росла. Так или иначе, в 1705 году будущий император объявил бороду «лишней тяготой и помехой делу» и издал официальный указ: кто бриться не хочет, пусть платит налог. Ходить бородатыми разрешалось лишь священникам и крестьянам. Правда, и с крестьян брали налог, если те входили в город. Уплатившим налог выдавался особый «бородовой знак», напоминающий монету с изображением усов, бороды и надписью «Деньги взяты». Кстати, Пётр был не первый, кто решил «срубить бабла» на бороде. Похожий налог существовал и в Англии – ещё во времена Елизаветы I.

 

М. Ломоносов «Гимн бороде»:

…Борода в казне доходы

Умножает по вся годы:

Керженцам любезной брат

С радостью двойной оклад

В сбор за оную приносит

И с поклоном низким просит

В вечный пропустить покой

Безголовым с бородой.

Борода предорогая!

Жаль, что ты не крещена

И что тела часть срамная

Тем тебе предпочтена…

О том, какой шок произвели на правоверное население новые порядки, хорошо видно из следующего стиха староверов:

Народился злой антихриста,

Во всю землю он вселился,

На весь мир вооружился.

Стали его волю творить:

Усы, бороду стали брить,

Латинскую одежду носить,

Треклятую траву пить…

Скандальный протопоп Аввакум даже отказывался благословлять бритого боярина Шереметьева – назвав его облик «блудоносным». Некоторые бояре, вынужденно сбрившие бороду, хранили её волоски всю жизнь, чтобы хотя бы после смерти быть погребённым вместе с былым «достоинством православного человека».

Тем не менее «латинское платье» и бритьё постепенно становятся привычными в среде российской аристократии.

Зато обычая носить бороду, кроме крестьян и священников, крепко придерживались ещё два сословия – купечество и казачество. Правда, в отличие от бородатых русских казаков, украинские «козаки» гладко выбривали голову и подбородок, зато оставляли внушительный оселедец и пышные длинные усы. Из-за этого русские стали называть украинцев «хохлами», а украинцы русских «кацапами» (от укр. «Цап» – козёл).

Указ Петра отменили лишь в 1772 году при Екатерине II. Однако это не касалось придворных, чиновников и военных чинов, которые обязательно брились. Исключение было сделано лишь для двух родов войск – гусаров и уланов, которые своими лихо подкрученными усами дорожили и гордились.

Денис Давыдов:

Вместо зеркала сияет

Ясной сабли полоса:

Он по ней лишь поправляет

Два любезные уса.

…Пусть мой ус, краса природы,

Чёрно-бурый, в завитках,

Иссечётся в юны годы

И исчезнет яко прах!

 

После 1812 года усатость распространяется и среди других военных. Как напоминание о своём воинском звании, усы носит даже царь Николай I. Но в целом в первой половине XIX века небритость среди дворянства ещё не в моде. Зато после Великой Французской революции ушли в прошлое громоздкие парики. Взамен начинается повальная мода на бакенбарды (в России их также называли бокоушами и щекобардами). Их носили либо на римско-ампирский манер (аккуратные, сливающиеся с причёской), либо на английский (пышные и оттопыренные).

Н. Гоголь «Невский проспект»:

«Всё, что вы ни встретите на Невском проспекте, всё исполнено приличия… Вы здесь встретите бакенбарды единственные, пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды бархатные, атласные, чёрные, как соболь или уголь, но, увы, принадлежащие только одной иностранной коллегии. Служащим в других департаментах провидение отказало в чёрных бакенбардах, они должны, к величайшей неприятности своей, носить рыжие».

Также в начале XIX века – сначала среди английских моряков – появляется особый тип бороды – шкиперская. Дело в том, что руководство британского военного флота решило, что пышная борода и усы мешает командному составу внятно отдавать приказания. В результате вышел указ: тщательно выбривать все волосы вокруг рта.

 

А вот на молодых бородатых людей поначалу смотрели с подозрением. Всё потому, что юношеская борода с середины XIX века зачастую свидетельствовала, что её обладатель неравнодушен к революционным идеям (неважно, кому он подражает – угнетённому крестьянству, революционеру Гарибальди или просто противопоставляет себя бритым лицам буржуазии и аристократии). Но уже во второй половине XIX века мода на бороду и усы принимает столь массовый характер, что немецкий философ Артур Шопенгауэр раздражённо пишет: «Борода, как полумаска, должна быть запрещена полицейскими мерами. Вдобавок, как половое отличие на лице, она непристойна; оттого она и нравится женщинам».

Реабилитируется борода и в среде российской аристократии. Первым российским императором, отпустившим бороду, со времён Петра Великого стал Александр II (он носил её вместе с гладко выбритым подбородком). Благодаря ему, борода стала позволительной и в среде чиновников. Все последующие самодержцы – Александр III и Николай II – также были бородачами. Александр III не только сам щеголял длинной бородой (как бы воплощая идиологему «православие, самодержавие, народность»), но и в 1882 году разрешил носить бороду в армии и на флоте.

 

Нечто похожее произошло и в Америке. До 1860 года не было ни одного бородатого президента США. Традицию заложил Авраам Линкольн, который поначалу бороды не носил. По легенде, во время президентских выборов ему пришло письмо от 11-летней Грейс Бедел. Девочка бесхитростно писала, что её старшие братья готовы проголосовать за Линкольна при условии, что тот отпустит бороду. Линкольн отнёсся к просьбе серьёзно и коренным образом сменил свой имидж. Его бородка, опоясывающая лицо с боков и по подбородку, стала хрестоматийной и даже была высмеяна в одной из экранизаций «Планеты обезьян» (помните памятник Линкольну, который приобрёл обезьяньи черты?). Кстати, после победы на выборах Линкольн лично посетил Грейс, чтобы показать, что её просьба выполнена.

 

А вот способ, с помощью которого в шведском городе Гарденбурге избирали бургомистра, иначе как курьёзом не назовёшь. По традиции претенденты на пост рассаживались за столом, распростав на нём свои пышные бороды. После чего на середину стола клали… вошь, которая и решала – к кому из кандидатов заползти в бороду, а значит, сделать бургомистром!

Всю вторую половину XIX века на улице было трудно встретить взрослого мужчину, который бы не имел на лице бороды или усов. Фасоны были самые разнообразные. Так Наполеон III ввёл в моду аккуратную остроконечную бородку, а немецкий кайзер Вильгельм II – знаменитые усы с нафабренными острыми кончиками, оптимистично направленные вверх (их называли «жизнь удалась!» или просто «кайзеровскими»).

Ещё один яркий фасон – «а-ля Франц Иосиф» (названный в честь австрийского императора) – представлял собой бороду, разделённую выбритым подбородком.

 

А как только ни заботились о своих усах модники-щёголи! Вытягивали, подвивали горячими щипцами, красили чёрной краской или ваксой, а чтобы сохранить форму, носили наусники или на ночь прижимали бинтами к лицу. Была даже специальная ложка с прорезью для усов, призванная защищать их во время поедания супа.

Что росло на мужском лице в XX веке?

Во второй половине XIX века повальная бритость, господствовавшая в Европе полторы сотни лет, сменилась такой же повальной усатостью-бородатостью. К началу ХХ века бороды носят уже реже, но усы по-прежнему в моде.

Лишь в 1920-е годы среди молодёжи снова становится популярно гладко выбритое лицо, которое вместе с гладко зачёсанными волосами придавало мужчине внешний лоск. В 1930-х стало модно добавлять к этому облику узенькую полоску усов (как например, у актёра Кларка Гейбла).

 

Другие типы усов носит в основном старшее поколение – посмотрите, на таких политиков, как Сталин или Гитлер. Последний, кстати, умудрился чуть ли не навсегда вывести из моды целый тип усов – знаменитый маленький кустик под носом.

Сослуживец Гитлера по Первой мировой рассказывал, что эта часть имиджа появилась у Адольфа Алоизовича случайно. Мол, поначалу тот носил пышные прусские усы. Но применение химического оружия и необходимость в противогазе вынудило солдат подстричь свои усищи. Усики под носом настолько срослись с образом главного злодея XX века, что ныне мало кто осмеливается их носить. Хотя такие же усы были, например, у коммуниста Климента Ворошилова или у комика Чарли Чаплина (недаром последний без труда спародировал Гитлера в к-ф «Великий диктатор»). Кстати, Чаплин говорил, что добавил крохотные усы своему образу, чтобы выглядеть старше, но при этом не терять выразительности.

 

Очень дорожил свои усатым имиджем и полководец гражданской войны Семён Будённый. Когда его брат Денис, тоже служивший в 1-й Конной, отрастил такие же пышные усы, Семён тут же обрезал ему их кончики, заявив: «Будённый должен быть один». Другой раз, когда художник рисовал его портрет, Будённый решил, что усы нарисованы неправильно, и собственноручно дорисовал их как надо. Не менее популярны были усы и другого полководца Гражданской войны – Василия Ивановича Чапаева (ими он прикрывал шрам над верхней губой). Говорят, в музее Чебоксар можно увидеть усы Чапаева – правда, не настоящие, а киношные, которые носил актёр Борис Бабочкин.

Усы не только украшали, но и несли информацию о характере и пристрастии своего владельца. Например, ни для кого не секрет, что Максим Горький отрастил под носом пышные «моржовые» усы в подражание кумиру своей юности – немецкому философу Фридриху Ницше.

Сальвадор Дали «Дневник одного гения»:

«Совершенно уверен, что по аналитическим и психологическим способностям я намного превзошел Марселя Пруста. И не только потому, что он депрессивный неврастеник, что сразу же видно по его унылым, поникшим усам, которые, как и ещё более обвислые усы Ницше, являют собою полную противоположность бодрым и жизнерадостным усам Веласкеса, не говоря уж об ультраносорожьих усах вашего гениального покорного слуги. …Уж мои-то усы не будут нагонять тоску, напоминать о густых туманах и музыке Вагнера. У меня будут заострённые на концах, империалистические, сверхрационалистические усы, обращённые к небу, подобно вертикальному мистицизму, подобно вертикальным испанским синдикатам».

 

Хотя обычай бриться закрепился в массах вплоть до настоящего времени, в 1960-х годах растительность на лице переживает очередной всплеск популярности. Поначалу романтики-интеллигенты вдохновляются мужественными бородами писателя Эрнеста Хэммингуэя и кубинских революционеров вроде Фиделя Кастро и Че Гевары. Последних даже прозвали «барбудос» («бородатые»).

Из песни «Куба – любовь моя»:

Слышишь чеканный шаг?

Это идут барбудос.

Небо над ними – как огненный стяг…

Слышишь чеканный шаг?

 

А затем приходит пора бунтарей-хиппи с их призывом «Назад к природе» и бунтом против респектабельной буржуазности.

Борис Гребенщиков:

Когда мы были молоды,

Мы все носили бороды,

Мы все носили волосы

И пели ясным голосом…

Все 1970-е годы бороды и усы сохраняют свою популярность. Особенно распространён фасон, когда пышные усищи спускаются вниз по бокам рта почти до подбородка. Однако главная визитная карточка 70-х – бакенбарды, которые отпускают даже те, кто ни усов, ни бороды не носил. Бакенбарды варьировали от скромных, аккуратно удлинённых, баков до пышных «зарослей» (как у позднего Элвиса Пресли).

 

В 1980-х годах мода на бакенбарды уходит, стихает популярность бороды. Зато в фаворе ещё остаются усы – густые, но не растопыренные, что хорошо видно по звёздам эстрады (Фредди Меркьюри) и кино (Эдди Мерфи).

Кстати, наш актёр Михаил Боярский рассказывал, что свои знаменитые усы он специально долго отращивал для роли Д’Артаньяна, но перед самой съёмкой гримёрша нечаянно их спалила. Поэтому какое-то время актёр ходил с 

бутафорскими усами. Зато когда вновь отрастил свои, решил больше с ними не расставаться.

 

В 1990-х годах отношение к растительности на лице резко меняется… Из моды стремительно уходят усы как самостоятельное явление. Если вы видели усача без бороды, то можно с уверенностью сказать, что-либо ему далеко за сорок, либо он таким образом заявляет свою приверженность казачеству. В остальных случаях усы носили только в сочетании с бородой. Правда, пышные бороды в новом тысячелетии не в моде.

Предпочтение отдают аккуратным и ухоженным бородкам – часто в сочетании с выбритой головой (Фёдор Бондарчук) или взбитой причёской (Дмитрий Белан, Валерий Меладзе).

 

Не менее популярно и поддержание лёгкой «трёхдневной» небритости. Из последних тенденций можно отметить моду на остроконечные напомаженные усики-ретро в духе второй половины XIX века.

Впрочем, судя по всему, производителям средств для бритья банкротство не будет грозить ещё очень долго.

Автор: Сергей Курий 

Источник:

Борода́ — волосяной покров на нижней части лица. Один из мужских вторичных половых признаков у человека, обусловленных наличием тестостерона.

История

Все мужчины Древнего Египта брили бороду. Правом носить бороду обладал только фараон (в знак своего владения землёй), но его борода была искусственной. Её, как и парик, делали из шерсти или из срезанных волос, перевитых золотыми нитями, и подвязывали к подбородку шнурком. Этой церемониальной бороде могли придавать разные формы, но самой распространённой была загнутая на конце косичка, похожая на кошачий хвост.

Александр Македонский приказывал своим солдатам сбривать бороду, чтобы вражеский воин не мог схватить за неё в ходе сражения.

В Римской империи бритое лицо и короткая стрижка были одними из признаков цивилизованности и выделяли римлянина из «диких» народов. Конец этой традиции положил император Адриан.

Кубинские повстанцы против режима Батисты во главе с Ф. Кастро были известны как «барбудос» — бородатые.

Борода в православии и в России

В греческой Православной церкви ко времени Крещения Руси, к концу X века, установился всеобщий обычай среди православных — обязательное брадоношение. Во время Раскола христианской церкви одним из обвинений, которое выдвинули православные греки против латинян (католиков), было брадобритие:

Об обязательном ношении бороды для христианина писали многие православные святители и писатели. Во главе Русской церкви стояли греческие митрополиты, которых ставил Константинопольский патриарх, и они ему же и подчинялись, поэтому русские взяли греческие религиозные воззрения, в том числе обязательное брадоношение. Ношение бороды в России было установлено и закреплено законодательно в сборниках гражданских и церковных правил и традиционно сохранялось.

В «Русской правде» за «поторгание» бороды или усов, иначе говоря, за причинение им ущерба, полагался особо высокий штраф — 12 рублей — всего в три раза меньше штрафа за убийство человека.

Правила о брадоношении были закреплены в Кормчих книгах, Номоканонах — обязательных сборниках правил для всех православных. В решениях Стоглавого собора Русской поместной церкви в 1551 году подтверждён запрет на брадобритие — 40 глава. Запрет на брадобритие вошёл и в Большой Потребник. Запрет на бритьё бороды сохранился и после церковной реформы. Кормчая, напечатанная в 1661 году, повторяет этот запрет. Патриарх Адриан в своих проповедях говорит о запрете на сбривание бороды и сравнивает брадобрийцев с собаками и кошками и говорит о том, что они становятся женоподобными. Брадобритие считалось в православной Руси признаком педерастии и мужеложества.

Радикальное изменение — обязательное бритьё бороды было введено Петром I в 1699 году сначала на царских пирах, а затем и среди всего боярства. Сбривание бороды шло вразрез с традиционными православными представлениями об образе благочестивого христианина, достойном человека, мужской красоте и поэтому нововведение вызывало массовые неодобрения и протесты. 16 января 1705 года вышел указ, дозволяющий носить бороду священникам и диаконам без платы, а всем остальным за специальную плату, с носящих бороду мужчин взималась особая пошлина, уплатившим её выдавалась специально отчеканенная бона — бородовой знак, с разных категорий людей разные суммы: 60, 100 и 30 рублей. Пётр стремился к полной ликвидации брадоношения среди жителей городов, поэтому указ о разрешении носить бороду существовал недолго. Указом 17 декабря 1713 года было запрещено носить бороды, носить русскую одежду и торговать национальной русской одеждой и сапогами (торговать можно было только одеждой немецкого образца)  ; указом от 29 декабря 1714 года было введено наказание для ослушников — их били кнутом и отправляли на каторгу . Исключение для ношения бороды и национальной одежды было сделано только для старообрядцев, согласно указу Петра от 6 апреля 1722 года старообрядцы должны были платить по 50 рублей в год за бороду, и они не имели права никакой другой одежды носить кроме как: зипун со стоячим клееным козырем (воротником), ферези и однорядку с лежачим ожерельем. Воротник должен быть обязательно красного цвета — из красного сукна, а само платье нельзя носить красного цвета. Если кто из старообрядцев появлялся в другой одежде, то с того брали штраф — 50 рублей. 13 ноября 1724 года по просьбе архиепископа Нижегородского Питирима Пётр издал указ о том, чтобы выдавать старообрядцам медные знаки, указывающие, что плата за бороду уплачена, эти знаки старообрядцы были обязаны нашивать на свою одежду и их носить; женщины-старообрядки, согласно этому указу, были обязаны носить платья опашни и шапки с рогами.

Политика искоренения бороды проводилась весь XVIII век, с этой целью христианские сочинения, в которых говорилось об обязательном брадоношении, не печатали. Например, совсем не печатали с середины XVII века Кормчую — сборник правил Православной церкви. Когда же её напечатали в 1778 году, то 47 главу, в которой говорится о запрете на бритьё бороды, исключили.

Ища выход из идеологического тупика, Уваров предложил в 1833 году теорию «официальной народности». Развивая эту идею, славянофилы вернулись к ношению бороды и к ношению русской одежды. Правительство отрицательно относилось к славянофилам: отдельных славянофилов за резкость высказываний сажали на несколько месяцев в Петропавловскую крепость. Все же попытки славянофилами издания газет и журналов немедленно пресекались. Но идеи возвращения к своим православным и национальным корням постепенно находили сторонников в образованном обществе. Два императора, Александр III и Николай II, уже сами носили бороды.

Борода в религии

Католичество

Католическим священнослужителям предписано не иметь свободно растущей бороды: Clericus nec comam nutriat nec barbam. Трактовка этого предписания в разные периоды была различной. Фактически, многие папы даже во время позднего средневековья и возрождения носили полноценные бороды и усы (Юлий II, Климент VII, Павел III, Юлий III, Марцелл II, Павел IV, Пий IV, Пий V). В унии никогда не действовали правила о брадобритии.

Иудаизм

В Танахе запрещается евреям сбривать бороду только лезвием:

Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей.
(Лев. 19:27)

Обритая борода считается потерей чести (2 Цар.10:4-6, 1 Пар.19:4-6 и др.). При этом подстригание бороды ножницами не запрещено. Причины запрета не ясны, возможно, в Древнем мире стиль бороды являлся этническим маркером. В новое время с распространением каббалы запрет приобрёл мистический смысл. Известный каббалист Рамхаль не носил бороды, проживая за пределами Святой Земли Израиля. Сегодня обычаи бритья и стиль бород варьируются от общины к общине. Например, в хасидизме удаление бороды равнозначно формальному разрыву с общиной, а религиозные сефарды и литваки не придают бритью особого значения. Общим, в том числе среди нерелигиозных евреев, является правило не бриться в течение месяца в знак траура по близкому родственнику.

Ислам

По мнению большинства исламских правоведов ношение бороды является обязательным для каждого мусульманина, а её сбривание запрещённым. Мусульманам рекомендуется отпускать бороду длиной в сжатый кулак. Стрижка усов и отпускание бороды относится к человеческому естеству (фитра).

Согласно преданию, во времена пророка Мухаммеда ношение усов и сбривание бороды было отличительной особенностью огнепоклонников. Исламские богословы считают, что мужчина, сбривающий бороду, уподобляется женщине.

Эволюционное значение

Борода, усы и бакенбарды, судя по всему, служат для мужчин украшением. В. Р. Дольник предполагал, что пышная шевелюра у человека (как грива у старых самцов павиана) может повышать его статус в глазах сородичей. А Чарльз Дарвин считал, что борода возникла из-за полового отбора, так как служит украшением, увеличивающим привлекательность самцов. Современные исследования разных культур (в том числе «примитивных» племён) показывают обратное: женщины оценивают безбородые лица как более привлекательные. Зато мужчины считают лица с бородой более агрессивными, а оба пола оценивают бородатых людей как имеющих больший возраст и более высокий социальный статус. Распространено заблуждение, что густая борода является потенциальной защитой щитовидной железы и шеи от холода.

Бородатые женщины

Афиша XIX века:

Настоящая бородатая женщина. Мисс Энни Джонс Эллиот

Женщины, как и мужчины, способны отращивать бороды (в особенности при применении андрогенных стероидов в качестве сопутствующей терапии рака молочной железы). С давних времён такие женщины являлись предметом любопытства. Хотя большинство женщин сбривают или выщипывают любую растительность на подбородке, некоторые из них, в особенности женщины с окладистыми бородами, зарабатывают на жизнь выступлениями перед публикой в так называемых «Шоу чудес», то есть в гастролирующих цирках, распространённых в США. Контраст между длинной бородой на лице и такими женскими атрибутами как высокий голос певицы, выступающей в платье, подчёркивающим её женственность, гарантирует интерес к прочим цирковым аттракционам, поэтому такие женщины традиционно имели богатый выбор работодателей и их выступления очень хорошо оплачивались.

Примером является Юлия Пастарана.

При наличии у женщины заметного пушка на лице часто применяется эпиляция.

Типажи по эпохам

История моды на волосатость лица также демонстрирует определяющее влияние социального фактора на возможность иметь усы и бороды, на допустимые фасоны бород, на отношение к ним со стороны общества.

В Древнем Египте мужчины брили бороду и усы, небольшие искусственные бороды носили только представители царской семьи. В Древней Греции бритьё вошло в обиход с IV века до н. э., оттуда оно было перенято римлянами после завоевания Греции Римом. Мода на усы и бороду восстановилась в Риме при Адриане

Документированная история западноевропейских стран позволяет наблюдать процесс чередования стандартов мужского внешнего вида. Отмечается закономерность: при моде на пышные причёски бороды укорачивались или исчезали совсем, и наоборот, когда носили более простые причёски, бороде и усам уделялось большее внимание. В позднее Средневековье и ранний Ренессанс (XIV—XV вв.) идеалом мужской внешности было выглядеть похожим на юношу в любом возрасте, и мужские лица были бриты. В период господства бургундской моды при длинных завитых волосах появляются лишь небольшие усы и бороды.

В последующий период (с 1500 года до конца Ренессанса (1620)) большинство мужчин всех возрастов носили бороды и длинные усы.

С началом эпохи барокко (с 1620) борода вышла из моды, приблизительно с 1680 года усы также исчезли. Во Франции, бывшей европейской законодательницей мод, придворные, подражая молодому королю Людовику XIV, чисто брили лицо, усы носили лишь военные. До середины XIX века полностью преобладала модель бритого мужского лица. После революции 1848 года произошёл обратный процесс, который распространился на всю Европу:усы и борода стали господствующими во внешнем виде мужчин.

Но со второй четверти XX века бритые лица становились массовым феноменом. Чередование периодов бритости и волосатости мужских лиц как массового феномена мужской моды и мужских предпочтений можно рассматривать в связи с изменением преобладающего в тот или иной исторический период мужского идеала. В эпоху преобладания идеала мужественного мужчины в моде присутствуют усы и бороды, поскольку они воспринимаются как естественные и наиболее яркие признаки и символы мужественности. Наоборот, с началом перехода общественного сознания к женственному идеалу мужчины лица мужчин становятся бритыми, мужские вторичные половые признаки в виде волос на лице удаляются. Преобладающие тенденции всегда типичны для широких слоёв населения вне зависимости от профессии или общественного статуса. Но всегда существуют общественные слои, сохраняющие независимость и преемственность традиции своего внешнего вида.

См. также

  • Усы
  • Бакенбарды
  • Налог на бороду

Примечания

  1. ↑ Вики: Костюм Древнего Египта
  2. ↑ Решение Константинопольского синода 1054 года
  3. ↑ Acta et scripta, quae de controversiis Ecclesiae Graecae et Latinae saeculo undecimo composita extant. Ed. Dr. Cornelius Will. Lipsiae, 1861. С.155-168
  4. ↑ О брадобритии от святых отцов
  5. Выписки из священного писания и предания о богопротивном и законопреступном брадобритии и главострижении.
  6. ↑ Старообрядчество. Иллюстрированная энциклопедия. 2011 год, Страницы 46 — 47.
  7. ↑ Протоиерей Евгений Чунин. О грехе брадобрития
  8. ↑ Голубинский Е. Е. История русской церкви : Том 2. От нашествия монголов до митрополита Макария включительно / 1-я половина тома : период второй, Московский Университетская типография, 1900 стр. 396
  9. ↑ Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание первое. Том IV. С 1700 по 1712.; 1830 № 2015 стр. 282 Архивировано 27 сентября 2013 года.
  10. ↑ Сам указ не сохранился, но на него есть указание в указе №2874 от 29 декабря 1714 (9 января 1715) года
  11. ↑ 2874.— Декабря 29. Именный объявленный изъ Сената. — О неторгованiи Русскимъ платьемъ и сапогами и о не ношенiи таковаго платья и бородъ.29 декабря 1714 (9 января 1715) года
  12. ↑ Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание первое. Том V. С 1713 по 1719.; 1830 № 2874 стр. 137 Архивировано 27 сентября 2013 года.
  13. ↑ Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание первое. Том VI. С 1720 по 1723.; 1830 № 3944 стр. 641 Архивировано 27 сентября 2013 года.
  14. ↑ Выписки из указов Петра I-го относящихся к расколу, с приложением выписок из исторических сочинений.
  15. ↑ Полное Собрание Законов Российской Империи. Собрание первое. Том VII. С 1724 по 1727.; 1830 № 4596 стр. 368 Архивировано 27 сентября 2013 года.
  16. ↑ Кормчая 1778 г. («Екатерининское» издание.) Том 2
  17. ↑ Теория «официальной народности». Славянофилы и западники
  18. Борода — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  19. ↑ Аль Мавсуатуль Фикхийятуль Кувейтийя: 35/225-226. — Кувейт, 1408/1988.
  20. Аз-Зухайли В. Аль-фикх аль-ислами ва адиллятух: В 11 т.. — Т. 4. — С. 2659.
  21. Ат-Тирмизи М. Хадис № 2762 // Сунан ат-тирмизи. — С. 776.
  22. Ат-Тирмизи М. Хадис № 2768 // Сунан ат-тирмизи. — С. 776.
  23. ан-Навави Я. Сахих муслим би шарх ан-навави. — Т. 2. Ч. 3. — С. 146, 147.
  24. Абу Хамид аль-Газали. Ихья ‘улюм ад-дин. — Т. 2/257.
  25. Сергей Глаголев. Почему у человека редуцировался волосяной покров на теле и остался на голове и в других местах?. Элементы.ру (2011). Проверено 8 января 2013. Архивировано 20 января 2013 года.
  26. ↑ М. Н. Мерцалова. Костюм разных времён и народов. Том 1. — М.: Академия моды, 1993. с. 19
  27. Ф. Ф. Велишский. Быт греков и римлян. — Прага: Типография И. Милиткий и Новак, 1878. — С. 232. — 670 с. — ISBN 5424172334, 9785424172335.
  28. Л. Кибалова. О. Гербенова. М. Ламарова. Иллюстрированная энциклопедия моды. Артия, Прага, 1988. с. 353

Литература

  • Борода // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Борода на Руси // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Джайлз Констебл. Бороды в истории. Символы, моды, восприятие // Одиссей. Человек в истории. 1994. — М., 1994, с. 165—181
  • Фаресов А И. История бороды и усов. // Исторический вестник, 1904. Т. 98, № 10. С. 174—212.
  • Томас Гоуинг. Борода и философия = The Philosophy of Beards. — М.: Альпина Паблишер, 2016. — 126 с. — ISBN 978-5-9614-5348-5.

Ссылки

  • Борода (недоступная ссылка с 14-06-2016 ) — статья в гуманитарном словаре.
  • «Брить или не брить?» (Борода и маскулинность в современном мире) из цикла “Археология” на Радио «Свобода» (аудио, фев 2016)
  • И. Словесник «Борода» (видео).

Русские философы называли бороду фундаментальной добродетелью православного русского человека. О «мужьях брадолюбивых» слагали духовные стихи и оды, а бритву в допетровскую эпоху приравнивали к ножу, который использовался для операций по превращению мужчины в евнуха. Так почему же русский мужчина должен носить бороду?

С незапамятных времён среди мужчин на Руси было принято носить окладистые густые бороды. И все знают, что первым против этой традиции выступил Петр I, объявивший в 1698 году специальную пошлину, которой облагался каждый, кто носил бороду. Несколько позднее, в 1705 году, эта пошлина была разделена на четыре разряда. Каждый разряд соответствовал тому или иному сословию:

– 600 рублей в год платили царедворцы, чиновники различного уровня и городовые дворяне;

– 100 рублей в год отдавали в казну гости 1-й статьи;
– 60 рублей в год взималось с купцов мелкой и средней статей. Столько же платили и посадские люди;
– 30 рублей в год взимался налог со слуг, извозчиков и ямщиков, а так же с церковных причетников и всевозможных чинов жителей московских.

Были избавлены от этой подати только лишь крестьяне и то не полностью. Каждый раз при въезде в город они были обязаны уплатить в пользу государственной казны за одну бороду 1 копейку. Спустя 10 лет в 1715–ом году по царскому указу эта пошлина стала единой для всех сословий и составила 50 рублей в год. И лишь спустя несколько десятилетий, в 1772–ом, такой вид налогообложения как пошлина за ношение бороды, был полностью отменён. И всё же, зачем русским была необходима борода? Есть несколько объяснений этому, каждое из которых актуально для своего времени. Итак …

Борода, как пропуск в Рай.

В последние десятилетия 17 века Патриарх Адриан написал: «Человека Бог создал с бородой, и лишь псы с котами безбородые». Всех кто «скоблился» отлучали от церкви. Всё это делалось потому, что согласно Святому Писанию человек, исповедующий веру Христа, по своей внешности должен походить на образ Христа. И именно потому считалось, что гладковыбритых мужчин не допустят в Царствие Небесное.

Борода для демонстрации силы.

В те далёкие времена на Руси любого мужчину встречали по бороде, по её окладистости и густоте. Считалось, что чем гуще растительность у мужчины на лице, тем лучше «порода» этого человека и больше его мужская сила. Те, у кого на лице была редкая “растительность” считались вырожденцами. А вовсе безбородые практически всегда были холосты.

Для сохранения своего достоинства. Считалось, что честь русича – это его борода. Поэтому нанесённый бороде ущерб, автоматически признавался тяжелейшим преступлением против этого человека. Штраф за вырванные из бороды волосы был установлен ещё в период царствования Ярослава Мудрого. Виновник этого за один вырванный клок уплачивал в пользу государственной казны 12 гривен. Во времена Иоанна Грозного практиковались гражданские казни провинившихся бояр – ему выщипывали бороду. Чтобы смыть этот позор, необходимо было либо совершить подвиг, либо уйти в монастырь.

Борода как дар божий.

Борода на Руси приравнивалась к дару Божьему. И в этом смысле русский народ был достаточно одаренным. Другими словами, борода стала национальным богатством, которое оберегалось даже негласным запретом на браки с инородцами. В частности, это касалось тех, кого природа обделила густыми волосами. Очень легко было узнать и тех, кто согрешил с «неверными» – по их потомкам, а точнее – по их редким «козлиным» бородкам. Таких людей прозывали «ублюдками» (производное от «блуд»). А снять этот статус и быть полноценным членом окружающего общества возможности не было.

Борода для гармонии в мирской жизни.

Борода для русского человека была своеобразным балансиром в непростом мире. Например, поглаживание бороды позволяло скрыть волнение, взять паузу в разговоре или привлечь внимание собеседника. Утрата бороды или её части считалась плохим знаком. К выпавшим волосам или случайно вырванным клокам было весьма серьёзное отношение: «облысевшему» мужу приходилось идти на исповедь и держать пост, причём, довольно строгий. Тех же, кто добровольно сбривал бороду, всегда считали одержимыми. Самым, пожалуй, страшным для русского человека всегда было царское «скобление».

Борода – символ независимости.

Но уже с 19 века борода считается признаком вольнодумства. Только бороды, которые носили купцы, старообрядцы и священники всё так же не вызывали никаких нареканий. В ранний период Советов, борода была отличительным признаком богатого крестьянина, академика или священника, а позже и поклонников неформального Высоцкого или чудака Хемингуэя. Можно сказать, что наличие бороды является свидетельством независимости взглядов, и даже революционных человека. Подтверждение тому – бородатые вожди многочисленных мировых революций.

Популярны бороды и сегодня. Яркий пример – движение хипстеров, возникшее в США в конце 40-х – начале 50-х годов. И если еще недавно популярностью у женщин пользовались гладко выбритые мужчины, то сегодня на гребне мужской привлекательности – бородачи, особенно, если борода такого индивида имеет уникальную укладку и эксклюзивный стиль. На фоне «гладких» представителей мужского население, бородатые хипстеры выглядят мужественнее, да и просто брутальнее. Однако, этот вовсе не исключает того, что борода хипстера должна быть хорошо ухожена. Современные хипстеры считают себя двигателем современного искусства. Правда, сегодня, когда носить бороду стало мейнстримом, неохипстеры все сильнее теряют связь со своими предтечами середины XX века.

Во все времена борода считалась признаком зрелости человека и его мужественности. Безбородых даже не пускали на поле битвы, не давая им Божьего благословения. В наше время, размытие чёткой линии гендерной границы, делает наличие бороды ещё одним признаком маскулинности, а для многих творческих личностей борода стала арт-объектом, как, например, для Исаия Уэбб, который представил на суд общественности свой бородатый креатив.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Оценка 5 проголосовавших: 1
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here